Борис Письменный. Нос

Борис Письменный. Нос




      © Copyright Борис Письменный
      E-mail: Bobap21(a)hotmail.com
      Date: 31 Mar 2004



      Он сидел и крутил арифмометр: - Дзынь-дзынь-тррак ! Цифру заносил в амбарную книгу. После каждой записи, выдыхал шумно, чесал горбинку носа и вроде сам же удивлялся полученному результату:
      - Е-кэ-лэ-мэ-не.
      Управление опустело - то ли перекур с дремотой, то ли так, - безнадзорные разбежались кто куда - женщины по очередям, мужчины по пиву.
      - Дзынь-дзынь-тррак! - тренькал мелкий звоночек.
      Дверь была нараспашку. Одинокий посетитель слонялся по коридорам. Ему надоело любоваться плакатами ДОСААФ, читать извещения собеса и 'Кому что снится'- могильный юмор в пожелтевшей безвременной стенгазете. Приметив характерный профиль, он подкатился сзади к счетоводу и сказал, улыбаясь, в самое ухо:
      - Вос герцах?
      - Вос, чего...
      - Как дела? - дружески повторил посетитель.
      - А сперва чего говорили?
      - То же самое и сказал. Вос, мол, герцах. Вы что, идиш совсем уж не знаете? Стыдно, братец, я бы на вашем...
      - Я-тте покажу идиш, ядрена-палка! - взорвался счетовод.
      - Никишкины есть наша фамилия, а не идиш!
      И пошел и пошел... Тяжелым арифмометром запустил в посетителя. Машиной довольно недешевой - 'Феликсом' железным. По ноге попал. Посетитель согнулся и взвыл:
      - Уби-и-ил! Выкрест, антисемит... Стыдитесь...
      - Стыдно у кого видно, - не сдавался Никишкин.
      Сотрудники сбежались на шум.

      А дело было так.
      Где-то после большой войны родился у Степана Никишкина мальчик. Когда жена, Шура принесла его в пеленках и, как грудь давала, всем показала, а особенно еще дальше, потом, через время, родственники имели интерес приставать:
      - Шур, честно скажи, согрешила с евреем или с другим-каким цыганом неверным?
      - Отвяжитесь, вы, дуры, - просила мама-Шура, - Степан, скажи им - чевой языками-то машут...
      Мальчик рос прехорошенький - голова кудрявая, чернявая, глазки сверкают. Рос, вытягивался в членах и крепчал. Только один его нос развивался сам по себе, волюнтаристски, как тогда говорили, не в генеральном, так сказать, направлении. Иногда тетка Клавдия, степанова младшая сестра, брала малого на колени и гладила, приговаривала:
      - Их ты, еврейчонок наш, ух ты наш Абрамчик...
      - Цыц, Клавка! - кричал папаша, - язык твой шелудивый. - Нук, мне не порть пацана.-
      Маленький Мишка - добрая душа только себе улыбался и показывал молочные зубы.
      В школе - другое дело. Соученики быстро его просветили: то играть вдруг не брали, то драться задирались - кто пожилистей. Слабые, те больше на отдалении зудели: - Жид, жид, по веревочке бежит...
      - Давай сдачи, - наказывал отец.
      Миша пробовал, но, точно не понимая за что именно, допускал, в конце концов слабину и приходил домой битый.
      - От, злющие дети, от, звери...- причитала мама-Шура. - Ну, чего от ребенка хочут?
      - Херово быть евреем, - сморкался Миша.
      - Да ты ж, мое, Господи, да какой-же ты еврей! Ты русский. А что, если чернявый-то вон и Пушкин в букваре, гляди, чернявый, африкан к тому ж...
      - Африканом я сам согласный, Любым негром согласный, даже с удовольствием. Кем хочешь, только не этим... Этим, - фиговистее всего.
      - Горюшко ты мое, да русские мы люди, - повторяла мать, - Так ты всем и скажи.
      Но никто его не спрашивал, не выяснял - налетали без спросу.

      В старших классах Миша сам выучился быть половчее: надумал вперед забегать, народ смешить. Еврейские анекдоты всех лучше шпарил, подражал, гримасничал. Имел несомненный успех и был тем доволен: когда смеются, не бьют. Манер поразительных и анекдотов на любой абсолютно случай знал прорву неслыханную, таким артистом еще нужно родиться.
      - Ну, ты Никишкин комик, - говорили, утирая глаза, - Второй Райкин.

      Миша смеялся вместе со всеми и тотчас делался таким же, как все. Поэтому, когда приходилось разряжать обстановку, он мигом находился, выскакивал с подходящей хохмой.
      Бывало до того разойдется, разгорячится, родимый, что, стоя в кругу своих сильных покровителей, новых дружков, так и рвется крикнуть всем прочим и посторонним: - Ну вы, там, жидовня!
      Еле удерживался, вспоминал, что ему не к лицу. Лицо беспокоило его подспудной тоскою.
      Дальше - больше. Найдет на него - сидит, бывает, весь день перед зеркалом, презрительно себя как есть разглядывает, брови хмурит, лоб морщит, зубы оскалит - чего только не пытает - все одно - еврей, да такой, каких только на заборах рисуют.
      В сердцах плевал он тогда на свою физиономию в трюмо и стирал рукавом. До чего же он завидовал этим белобрысым увальням с голубыми глазами, с кирпичными скулами, с носами - картошкой. Фиксатым, прыщавым, любым..- За что дуракам такое счастье! Они и сами не знают. Уважал он их сильно и набивался в товарищи. Таких, кто шуток не понимает, выпивкой угощал. Напившись с ними, сам первый начинал свою волынку:
      - Гляди, Федя, Никишкины мы, а не эти. Знать их не знаю, терпеть не могу,.и душа у меня... Скажи, Федь?
      Его успокаивали: - Ладно тебе, Мишк, не выступай. Нормальный ты человек, ни какой ни еврей. Будет тебе - убиваться.
      Домой возвращался пьяный. Мутило его, крутило. Мать укладывала его в постель, раздевая, плакала: - Даже отец наш не пьет. Нехорошо.
      Миша все свое бормотал: - Русский я, нормальный я...

      Случалось, и забывалось несчастье. Играл в волейбол, сдавал экзамены в техникум экономический - жизнь разная, она отвлекает. И, бывало, казалось, милейший он человек и кругом него все милейшие люди, а всех лучше - Антонина из соседней группы, которая отвечала ему несомненной взаимностью.
      Так продолжалось пока, скажем, не начинался дождик. Попадал прохожему за шиворот, тот толкал выходящих из троллейбуса граждан и чертыхался в
      пространство: - Матерь вашу, евреев развелось, ступить некуда!
      Миша, услышав, вздрагивал и заболевал снова.
      Другие по-приятельски подмигивали: - Ваши-то в Израиле что творят! Агрессируют.
      И снова ходил Миша с бесполезным вызовом на лице, с мыслями своими ядовитыми, липучими. Тоня, теперь уже супруга его, женским чутьем угадывала такие моменты и говорила тихо, вкрадчиво:
      - Мишок, мой Мишок...ничего тут не плохого в этой нации, и тебя, как ты есть, так и люблю.
      Тем самым она только масла в огонь подливала:
      - Что имеешь в виду? Какой я есть!
      Окать пытался по-средневолжски - глупо выходило. Матерился - это уже обязательно: где надо -не надо. Усы, попробовал, отпустил черные, под черные глаза - грузином заделался.
      - Ара-ара-арминда, - говорил, - панымашь кацо...
      И прочий набор слов, которым в России представляют кавказкий язык.
      Антонине не очень нравилось, разве что усики..., а знакомые категорически возражали:
      - Ты лучше про явреев загни, изобрази-к-давай.
      Что до самих евреев, то с ними дружбы не получалось. Он им сразу, с порога заявлял, что он есть Никишкин, во избежание недоразумений. А те как-то оставались совсем безразличны, к себе не звали, все чаще смеялись в ответ и говорили обычное - бьют не по паспорту, а по роже.
      Эту хохму Миша и сам хорошо знал.

      По окончании техникума заволновался о распределении на службу. И не зря. Представители министерств и ведомств знакомились с личными делами студентов и, не сговариваясь, отклоняли его кандидатуру. Какая-то захудалая фабрика из одолжения взяла его на место младшего экономиста, а, по сути, счетовода, с таким же младшим окладом по штатному расписанию.

      Тут, в конторе и застали мы его за облупленным арифмометром Феликс, в процессе подсчетов фабричной недовыработки и прогулов.
      - Дзынь-дзынь-тррак!
      Это здесь сослуживцы столпились в его углу, где посетитель прыгал, дергая ушибленной ногой, ругаясь и жалуясь: - Выкрест, бандит, уби-и-л.
      Никишкин и сам был не в лучшем состоянии. И с ним приключилась истерика. Он молотил кулаками без разбора, прямо по служебным бумагам и сверкал глазами.
      Кто-то поднес стакан воды. Зубы стучали по стеклу.
      - Что, скажите, во мне еврейского? Объясните мне, наконец. Ни слова не знаю на их идиш, ни обычаев, ничего. В синагоге в жизни не бывал...
      - Т-т-тока не волнуйтесь, - успокаивал его инфартник Фима Блюм из отдела аварий, - Вас все п-понимают. Я т-т-тоже фактически не бывал в синагоге.
      Которой здесь нет. Я тоже ф-фактически не знаю ни языка, ни обычаев. Чего вы хотите - т-такова жизнь. Вы еще с-счастливчик Михаил Степанович - и п-паспорт у вас чистый, а имя-фамилия - просто замечательные.
      - Не только имя, - рычал Никишкин, - Весь я... Убирайтесь, катитесь...
      И рвал на себе сорочку.
      - Нет, в самом деле, что значит имя? - Нараспев вслух размышлял старичок Фрумкин. - У нас в Наркомпроссе служил в свое время аид по фамилии товарищ Иванов. Ну и что? Обрезанный вы, не обрезанный, если вам говорят, что вы еврей, значит - вы еврей. Как вы собираетесь доказывать?
      Никишкин опрокинул стул, стакан, растолкал толпу и выбежал вон.

      С тех пор стал он пугающе безразличный, как неживой. Слова говорил с расстановкой будто радио на вокзале:
      - Пов-то-ряю... Скоро от-прав-ляюсь...
      Куда-чего, непонятно. Оказалось, что, в самом деле, предприняв нужные действия, взял в бухгалтерии дни за свой счет и лег на операцию в хирургическое отделение. Когда разрешил себя посетить, жена принесла ему болгарские соки и венгерскую курицу.
      - Больно, милый, - спрашивала, - Нет, лучше молчи...
      - М-мм-м, - только мычал из-под бинтов Миша.
      Слезы выступали на глазах. Однако поправлялся, сняли повязки, выписался домой. У него был вздернутый носик 'Машенька' по реестру пластических операций. Сперва немного красноватый, конечно, но, даже и в таком виде, не без кокетства. Потом и краснота прошла.
      - Ну, как, неплохо, - риторически спрашивал Антонину, с явным удовольствием теперь крутясь у трюмо.
      - Еще бы Мишенька! - подхватывала жена, а сама боялась, - вот, углядит, что глаза остались прежние, что тогда станет оперировать?
      - Это все цветочки, - как мысли ее читая, пугал ее Михаил:
      - Главное, смотри впереди...
      Вскоре он уволился по собственному желанию, и они переехали в другой город.
      - Заметано, - говорил жене. - По кадрам здесь буду начальником. Пусть сволочь всякая цифры считает.
      Глава одного местного заведения, даже по слухам, номерного почтового ящика, знакомый через каких-то знакомых, имел с Михаилом Степановичем продолжительную беседу, в процессе которой Никишкин признался, что он прирожденный кадровик и дело поставит на недосягаемую высоту.

      Когда на табличке отдельного кабинета появилась его фамилия, Никишкин начал новую жизнь. Сидя за своим столом, теперь он чувствовал силу и власть. Он не просто бумаги читал, проверял - он будто самих сотрудников при этом за шкирку держал, перед ним беспомощных и жалких. Вытянет из стопки личное дело, проглянет наискосок, враз увидит слабину и изъянчик, и ему делается жалко этого человека.
      - Это ты только на фотографии - такой невинный, послушный, - говорит ему Никишкин, - Ишь, каким орлом смотрит! Нам, однако, рентгенов не надо, нас на мякине не проведешь.
      Никишкин сознавал, что его отдел - много главнее обычных - простых, производственных. Оттуда начальники сами на тырлах к нему приходили, просили:- Михаил Степанович, нам, знаете, гидродинамик сейчас позарез нужен. Вот, гляньте, нашли, один тут - молодой, способный.
      Возьмет Никишкин анкетку двумя пальцами, на свет поднесет и присвистнет:
      - Кого ты мне, Клюев, сватать пришел. Не видишь разве, что у него французы фигурируют по материнской линии. Почему я один за всех головой думать должный?
      Никто ему, кажется, особых инструкций не давал, таких, чтобы уже совершенно детальных. Работал Никишкин, себя не жалел, с выдумкой и огоньком. Кому было непонятно - терпеливо с душой разъяснял высшие соображения:
      - Я и не виню пока тебя, Клюев. - Этот вопрос легко проморгать - угрозу мирового сионизма. Такая эта невидимая штука - они в тебя без мыла проникнут и изнутри незаметно живьем поедят. Мы все хотим добренькие быть. Конечно, конечно, у нас равный союз наций и все такое, но евреи с пеленок чумку несут. Политической слепотой, Клюев, попахивает, опомнишься - поздно будет. А ты мне тут муру всякую, про гидродинамику - чушь-то какая!

      Процентную норму содержал в чистоте - муха не проскочит. Заимел животик и усталый, отеческий взгляд. Анекдотов давно не рассказывал, больше слушал и одобрял:
      - Неплохо. Где-то, даже смешно. Имеется юмор.
      Или: - С чужого голоса поете. Бросьте!
      Главными его страстями стало слушать сводку погоды и шмякать воблой об угол стола в райкомовском буфете. Еще лучше - париться в закрытой парной с партначальством и, завернувшись в простыни, не спеша обсуждать вопросы, не с кондачка, не так как всякому просто покажется:
      - Товарищ Парфенов мне лично сказал...назначим комиссию и подработаем мнение. Массам потом разъясним, соответственно...
      Выпив по хорошему случаю, мечтал от души:
      - Эх, бросить бы все и - на рыбалку или в лес с ружьишком, грибки там, ягодки. Хорошие наши места!
      Взять на 'ответственную' охоту его обещали, пока не брали, но и неважно - в конце мечтаний обязательно следовало:
      - Нет, не могу - дел невпроворот. Покой нам только снится.

      В один из отпусков в бархатный сезон, заглянул он по дороге проездом с курорта Сочи-Мацеста к маме, старушке. Она еще в том, первом городе осталась.
      Усохшая, маленькая мама-Шура наглядеться на него не могла, крутилась, угощала - борщ, котлетки. Все бы ей только рядышком сидеть и смотреть, как Мишенька жует.
      - Вот этот теперь попробуй, с капустой у меня, кажись, вышел. Каков скажи?
      - Кусн-ошшн, - шамкал Миша с набитым ртом.
      - Ой, Мишенька, - не останавливалась, шептала мать.- С левой-то стороны шрам вроде еще видать. Как, не больно?
      - Ну вы, мамаш, вспомнили! Тож так - загар из Сочей. Соображать надо.
      - Слава Господу, - причитала мать. - Прости, что вспоминаю. Ты человек большой теперь и умный. Говорила же - зря убивался. Ишь какой стал из себя директор. У тебя любой совет можно спросить, можно и сказать любое- всякое...
      - В чем суть просьбы? Валяйте, мамаша, - разрешал, переходя к пирогам, Миша.
      - Пока я добрый.
      - Нет, не просьбы, Мишенька, я давно собиралась. Прости мать-старуху, сомневалась по глупости... Видишь ли, Мишенька, я тебя когда из детдома приняла, своих Бог не дал... А твои-то родители, мы их со Степаном знали, евреями они были, упокой их душу. Их немец убил. Помолись за них, Мишенька...
      Побледнел Никишкин. Защипало в носу, загар весь пропал, а боль вернулась.
      - Не-е-е, - закричал не своим голосом, - Н-е-е...-
      Уж до того надрывался, родимый - крик в ушах до сих пор стоит.


      Copyright Борис Письменный, 1969
      Из книги: "Охота к Перемене Мест", Нью-Йорк,1995.
      Library of Congress Cataloging-in-Publication Number: 00-191672
      E-mail: bobap21@hotmail.com





Home | UK Shop Center |Contact | Buy Domain | Directory | Web Hosting | Resell Domains


Copyleft 2005 ruslib.us