Английская поэззия в переводе на русский

Английская поэззия в переводе на русский

 
  • Английская поэззия в переводе на русский
  • Ballads. Баллады
  • Содержание

    * Ballads *

  • Баллады

    * Geoffrey Chaucer *

  • 31. A VALEDICTION: FORBIDDING MOURNING
  • ... На этом текст обрывается

  • Ballads. Баллады


    Содержание




          1. Kdward 22
          1. Эдвард. Перевод А. К. Толстого 23

          2. The Twa Corbies 26
          2. Ворон к ворону летит. Перевод А. С. Путкина, 27

          3. King John and the Abbot 28
          3. Король и аббат. Перевод Ф. Б. Миллера 29

          4. Robin Hood Rescuing Three Squires 36
          4. Робин Гуд спасает трех стрелков. Перевод М. И.
          Цветаевой 37

          5. Queen Eleanor's Confession 44
          5. Королева Элинор. Перевод С. Я. Маршака 45

          6. The Gypsy Laddie 50
          6. Джони Фа. Перевод А. Н. Плещеева 51
    GEOFFREY CHAUCER ДЖЭФФРИ ЧОСЕР

          7. From "The Canterbury Tales." The Prologue 54
          7. Кентерберийские рассказы. Общий пролог. (От~явки).
          Перевод И. А. Кашкина 55
          Depesoi) Ю. С. Ременниковой 59
    THOMAS WYATT ТОМАС УАЙЕТ

          8. The Lover's Appeal 60
          8. Ты бросишь ли меня?.. Перевод В. В. Рогова 61
    HENRY HOWARD SURRKY ГЕНРИ ГОВАРД СЕРРЕЙ

          9. Description and Praise of his Love Geraldine 62
          9. Сонет (Из доблестной Флоренции ведет...). Перевод
          О. Б. Румера 63 6
    Contents
    EDMUND SPENSKR . ЭДМУНД СПЕНСЕР

          Amoretti.

          10. XIX. The merry cuckow, messenger of spring 64
          10. X IX. Лесной кукушки радостный рожок... Пе-
          ревод А. Я. Сефгеева 65
          11. XXXVII. What guyle is this, that those her golden
          tresses 64
          11. XXXVII. С таким коварством золото волос... IIepesoi)
          А. Я. Сергеева 65

          12. LXII. The weary уеаге his гасе now having run 66
          12. LXII. Окончил путь усталый старый.год... Перевод
          А. Я. Сергеева 67
    WALTER RALEGH УОЛТЕР РЭЛИ

          13. Sir Walter Ralegh to his Sonne 68
          13. Сыну. Перевод Б. Л. Паспифнака 69
    PHILIP SIDNEY ФИЛИП СИДНИ

          From "Astrophel and Stella"
          Астрофил и Стелла
          14. Come, sleep; О sleep 70
          14. Приди, о Сон, забвение забот... Перевод В. В. Рогова 71
    CHRISTOPHER MARLOWK КРИСХОФЕР МАРЛО

          15. The Passionate Shepherd to his Love 72
          15. Страстный пастух - своей возлюбленной. Перевод
          И. Н. Жданова 73
    WILLIAM SHAKESPEARE УИЛЬЯМ ШЕКСПИР

          Sonnets
          Сонеты

          16. XXI. So is it not with me as with that Muse, 74
          16. XXI. Не соревнуюсь я с творцами од.. Перевод

          С. Я. Маршака 75
          7

          Содержание
    17. LIV. О, how much more doth beauty beauteous
          seem 74 17. LIV. Прекрасное прекрасней во сто крат... Пере-
          вод С. Я. Mapmaxa 75
    18. LXV. Since brass, nor stone, nor earth, nor

          boundless sea 76 18. LXV. Уж если медь, гранит, земля и море... Пepe-
          вод С Я. Маршака 77
    19. LXVI. Tired with all these, for restful death 1 cry 76 19. LXVI. Измучась всем, я умереть хочу... Перевод

          Б. Л. Пастенака 77
          Я жизнью утомлен, и смерть - моя мечта
          Перевод В. Г. Бежедиктова 626
    20. LXXIII. That time of уеаг thou mayst in me be-
          hold 78 20. LXXIII. То время года видишь ты во мне... Перевод
          Б. Л. Пасше~ка 79
    21. LXXVII. Thy glass will show thee how thy beauties
          wear 78 21. LXXVII. Седины ваши зеркало покажет... Перевод
          С. Я. Ма~ака 79
    22. ХС. Then hate me when thou wilt 80 22. ХС. Уж если ты разлюбишь,- так теперь... Пере- вод С. Я. Mopmaxa 81
    23. CXVI. Let me not to the marriage of true minds 82 23. CXVI. Мешать соединенью двух сердец... Перевод
          С. Я. Ма~ака 83
    24. СХХХ. Му mistress' eyes are nbthing like the sun 82 24. СХХХ. Ее глаза на звезды не похожи... Перевод
          С. Я. Ма~ака 83
    From "The Tragical History of Hamlet, Prince of Denmark" трагедия о Гамлете, принце Датском (Отрывки)
    25. О! that this too too solid esh would melt 84 25. О, если б этот плотный сгусток мяса... Перевод
          М. Л. Лозинского 85

          Для чего ты не растаешь... Перевод Н. А. Полевого 627 8
    Contents

          26. То be, or not to be: that is the question 86
          26. Быть или не быть - таков вопрос... Перевод М. Л. Ло-
          зинского 87
          Быть, иль не быть - таков вопрос! Что лучше... Пе-
          ревод М. П. Вфонченко 628
    THOMAS CAMPION TOMAC КЭМПИОН
          From "А Booke of Ayres"
          Книга песен

          27. When thou must home to shades of under ground 88

          э 27. Когда твой срок придет в жилище теней... Перевод
          И. А. Лихачева 89
    BEN JONSON ВЕН ДЖОНСОН

          28. From "The Sad Shepherd, or а Tale of Robin
          Hood" 90
          28. Любовь и смерть. Перевод В. В. Рогова 91
    JOHN DONNE ДЖОН ДОНН

          29. The Good-Morrow 92
          29. С добрым утром. Перевод Б. Б. Томашевского. 93

          30. Song 92
          30. Песня. Перевод Б. Б. Томашевского 93
          31. А Valediction: Forbidding Mobrning 94
          31. Прощание, запрещающее печаль. Перевод А. М. Шад-
          фина 95
    ROBERT HERRICK РОБЕРТ ГЕРРИК

          32. The Mad Maid's Song 98
          32. Песня безумной девы. Перевод А. Я. Сефгеева 99
    GEORGE HERBERT ДЖОРДЖ ГЕРБЕРТ

          33. Vertue 100
          " 33. Добродетель. Перевод И. А. Лихачева 101
          9

          Содержание
    EDMUND WALLKR ЭДМУНД УОЛЛЕР

          34. On а Girdle 102
          34. Пояс Перевод С. Я. Ма~ака 103
    JOHN MILTON ДЖОН МИЛЬТОН

          35. On Shakespeare 104
          35. О Шекспире. Перевод С. Я. Мрака 105

          36 On his Blindness 104
          36. -О слепоте. Сонет. Перевод С. Я. Маршака 105
          О своей слепоте. Depesoi) Ю. Б. Киева 632
          37. From "Paradise Lost." Book III. 106
          37. Потерянный рай (Отрывок). Мильтон, сетующий на
          свою слепоту. Перевод Н. И. Гнедича 107
    SAMUKL BUTLKR СЭМЮЭЛ БАХЛЕР

          38 From "Hudibras" 110
          э 38. Гудибрас (Ош~вок). Перевод П. В. Мелковой. 111
    ANDRKW МАКЧЕЕЕ ЭНДРЮ МАРВЕЛЛ

          39. The Definition of Love 114
          39. Определенне Любви. Перевод А. М. Шадфина 115
    JOHN DRYDEN ДЖОН ДРАЙДЕН

          40. Alexander's Feast; or, The Power of Music 118
          40. Пиршество Александра, или Сила гармонии. Перевод
          В. А. Жусовского 119
    JONATHAN SWIFT ДЖОНАХАН СВИФХ

          41. Fmm "Verses on the Death of Dr. Swift" 128
          41, Стихн на смерть доктора Свифта (От~явок). Перевод
          Ю. Д. Левина 129 10
    Contents
    JOHN GAY ДЖОН ГЕЙ

          42. The Наге and Many Friends 134
          42. Заяц и его друзья. Перевод И. Ильинского 135
    ALKXANDER POPE АЛЕКСАНДР ПОП

          43. From "Windsor Forest(TM) 138
          43. Виндзорский лес (Отрывок). Повод Н. М. Кафамзи-

          139

          44. The Dying Christian to his Soul 140
          44. Умирающий христианин. Перевод А. Ф. Воейкова 141
    JAMES THOMSON ДЖЕЙМС ТОМСОН

          From "The Seasons"
          Времена года

          45. Summer 144
          45. Селадон и Амелия. Перевод А. Ф. М~зляхова 145

          46. А Hymn 146
          46. Гимн. Перевод В. А. Жуковского 147
    THOMAS GRAY ТОМАС ГРЕЙ

          47. Elegy Written in а Country Church-Yard 154
          47. Сельское кладбище. Перевод В. А. Жуковского (1802) 155 Перевод В. А. Жуковского (1839) 639
    OLIVER GOLDSMITH ОЛИВЕР ГОЛДСМИТ

          48. From "The Hermit.." Kdwin and Angelina 164
          48. Пустынник. Баллада. Перевод В. А. Жуковского 165
    ERASMUS DARWIN ЭРАЗМ ДАРВИН

          49. From "The Temple of Nature, or The Origin of
          Society." Canto the First. The Origin of Life 176
          11

          Содержание
    49. Храм Природы, или Происхождение общества. Песнь
          первая. Происхождение жизни (Отрывок). Перевод
          Н. А. Хаюдковского 177
    JAMES MACPHKRSON ДЖЕЙМС МАКФЕРСОН
    From "Works of Ossian" Сочинения Оссиана
          50. The Songs of Selma. Colma 178
          50. Песнь Кольмы. перевод Д. В. Веневитинова 179

          51. Colna-Dona: А Poem. 180
          51. Кольна.Подражание Оссиану. Перевод А. С. Пушкина 181
    RICHARD BRINSLKY SHKRIDAN РИЧАРД БРИНСЛИ ШЕРИДАН

          52 Song. From "The School for Scandal" 190
          52. Застольная песня (Из "Школы злословия") Перевод
          М. Л. Лозинского 191
          Подвод М Н М~авьева 643
    GKORGK CRABBE ДЖОРДЖ КРАББ

          53 From "The Borough." Peter Grimes 192
          * 53. Местечко. Питер Граймз (Отрывки). Перевод
          Ю. Д. Левина 193
    WILLIAM BLAKE УИЛЬЯМ БЛЕЙК
    From "Songs of Innocence' Песни Невинности
          54. The Little Black Воу 204
          54. Черный мальчик. Перевод С. Я. Мрака 205
    From "Songs of Experience" Песни Опыта
          55. The Tyger 206
          55. Tarp. Перевод С. Я. Mapmaxa 207

          Перевод К. Д. Бавьионша 646
          Подвод В. Л. Тошфова 646 12
    Contents

          56. То Tirzah 208
          56. К Тирзе. Перевод В. Л. Tonoposa 209
    ROBERT BURNS РОБЕРТ liEPHC

          57. John Barleycorn 210'
          57. Джон Ячменное Зерно. Перевод С Я. Mspauoxe, 211
          Перевод М. Л. Михайлова 648
          Пейте.вод Э..Г. Багфицкого 650
          58. From "The Jolly Beggars.(TM)А Cantata 214
          ~58. Голь гулящая. Кантата (От~явки). Перевод С. В Нпа-
          posa 215
          59. Coming through the гуе 222
          59. Пробираясь до калитки... Перевод С. Я. Ма~ака. 223
          60. 1 hae а wife о' my ain 224
          60. Песнь бедняка. Перевод В. С. К~очкмяа 225

          61. John Anderson, my jo, John 224
          61. Джону Андерсону. Перевод М. Л. Михайюва 225
          62. Macpherson's Farewell 226
          62. Макферсон перед казнью. Перевод С. Я. Mapsunca 227

          63. Is there, for honest poverty 228
          63. Честная бедность. Перевод С. Я. Mapmoxa 229

          64. The Lass That Made the Bed to me 232
          64. Ночлег в пути. Перевод С. Я. Mapmaxa 233
    WILLIAM WORDSWORTH УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ
          65. Же are Seven 238
          65. Нас семеро. Перевод И. И. Козлова 239

          66. [Lucy] 242
          66. Люси. Перевод С. Я. Маршака 243

          67. Sonnet (Nuns fret not at their convent's narrow
          room...) 246
          67. Сонет (Отшельницам не тесно жить по кельям...)
          Перевод Д. Е. Мина 247

          68. Sonnet Composed upon Westminster Bridge. Sept. 3,
          1803 248
          68. Сонет, написанный на Вестминстерском мосту 3 сен-
          тября 1803 года. Перевод Д. В. Левина 249
          13

          Содержание
    69. [The Daffodils] 250 69. Желтые нарциссы. Перевод И. А. Лихачева 251
    WALTER SCOTT ВАЛЬТЕР СКОТТ
    70. The Еvе of Saint John 252 70. Замок Смальгольм, или Иванов вечер. Перевод
          В. А. Жуковского 253
    71. From "Marmion.(TM) Canto Ч. The Court. XII. Lochin- var 264 71. Беверлей. Шотландская баллада из Вальтера Скотта. Перевод И. И. Козлова 265
    72. Nora's Vow (From the Gaelic) 268 72. Клятва Мойны (Шотландская баллада). Перевод
          К. К. Павловой 269

          SAMUEL TAYLOR COLKRIDGE СЭМЮЭЛ ТЕЙЛОР КОЛЬРИДЖ
    73. From "The Rime of the Ancient Mariner" 270
    73. Сказание о Старом Мореходе (Отрывок). Перевод
          В. В. Левика 271
    74. КиЫа Khan: or, А Vision in а Dream. А Fragment 282 74. Кукла Хан, или Видение во сне. Фрагмент. Перевод
          К. Д. Бальмонта 283
    ROBERT SOUTHKY РОБЕРТ САУ~И
    75. God's Judgement on а Wicked Bishop 290 75. Суд божий над епископом. Перевод В. А. Жуковского 291
    76. The Battle of Blenheim 296 76. Бленгеймский бой. Перевод А. Н. Плещеева 297
    77. From "Madoc". Part I. Madoc in Wales. I. The Return to
          Wales 300 77. Медок (Медок в Уаллах). Перевод А. С. Пушкина 301 14
    Contents
    CHARLES LAMB ЧАРЛЗ ЛЭМ
          78. The Old Familiar Faces 304
          78. Былые знакомые лица. Перевод М. Л. Михайлова. 305
    THOMAS CAMPBKLL ТОМАС КЭМПБЕЛЛ

          79. Glenara .306
          79. Гленара. Шотландская баллада. Перевод К. К. Павло-
          60Й 307
    THOMAS M0ORE ТОМАС МУР

          From "Irish Melodies"
          Ирландские мелодии

          80. As а beam o'er the face of the waters may glow 310
          80. Луч ясный играет на светлых водах... Перевод И. И. Козлова 311

          81. She is far from the land where her young hero sleeps 310
          " 81. Далека сторона, где младой ее друг... Depeeoi) Ю. Д. Левина 311

          82. The Minstrel-Boy 312
          82. Сын менестреля. Перевод А. Н. Плещеева 313

          From "National Airs"
          Песни народов

          83. Air.- The Bells of St. Petersburg 314
          83. Вечерний звон. Перевод И. И. Козлова 315

          84. Саса1ошап Air 314
          84. Мир вам, почившие братья!.. Перевод М. Л. Михайло-
          ва 315

          85. Venetian Air 316
          85. Прощай, Тереза! Печальные тучи... Перевод А. А. Фета


          GEORGE GORDON BYRON
          ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН
          86. Fragment Written Shortly after the
          Marriage of Miss
          Chaworth 318
          15

          Содержание
    86. Отрывок, написанный вскоре после замужества мисс

          Чаворт. Перевод А. А. Блока. 319
    87. 1 would 1 were а careless child 318
    87. Хочу я быть ребенком вольным... Перевод 3. Я. Bpwco- ва 319
    88. Farewell! if ever.fondest prayer 322 88.. Прости! Коль- могут к небесам... Перевод М. Ю. лер-
          монтова .............................................. 323
    89. Lines Written in an Album, at Malta 322 89. В альбом. Перевод М. Ю. Лермонтова 323
          В альбом друзьям. Перевод Ф. И. Тютчева . 663
    From "Hebrew Melodies" Еврейские мелодии
    90. The harp the monarch minstrel swept 324 90. Арфа Давида. Перевод Н. И. Гнедича 325
    91. Му soul is dark - Oh! quickly string 326 91. Еврейская мелодия (Из Байрона). Перевод М. Ю. Лер-

          монтова.. 327
    92. Sun of the sleepless! melancholy star! . 326 92. Неспящих солнце! Грустная звезда! .. Перевод

          А. К. Толстого 327
          О Солнце глаз бессонных... Перевод А. А. Фета 664
    93. The Destruction of Sennacherib 328 93. Поражение Сеннахериба. Перевод А. К. Толстого 329
    94. Fare Thee Well 330 94. Прости. Перевод И. И. Козлова 331
    95. From "The Prisoner of Chillon". 336 95. Шильонский узник (Отрывок). Перевод В. А. Жуковско-

          го 337

          96. Stanzas to Augusta (When all around grew drear and
          dark...) 340
    96. Стансы к Августе (Когда сгустилась мгла кругом...).
          Перевод В. В. Левика 341
    97. Stanzas to Augusta (Though the day of my destiny's
          over...) 342 16

          Contents

          97. Стансы к Августе (Когда время мое миновало...).
          Перевод Б. Л. Пастернака 343

          98. Darkness 346
          98. Тьма. Перевод И. С. Тургенева 347

          99. From "Childe Harold's Pilgrimage". Canto the
          Fourth 350
          99. Паломничество Чайльд-Гарольда. Песнь четвертая
          (Отфьмок). Перевод К. Н. Батюшкова 351

          100. From "Don Juan." Canto the First 352
          100. Дон-Жуан. Песнь первая (Отрывок). Перевод
          Т. Г. Гнедич 353
          Перевод Г. А. Шенгели б67
          101. Journal in Cephalonia 356
          101. Из дневника в Кефалонии. Перевод А. А. Блоха 357

          CHARLES WOLFE .
          ЧАРЛЗ ВОЛЬФ

          102. The Burial of Sir John Moore 358
          102. На погребение английского генерала' сира Джона
          Мура. Перевод И. И. Козлова 359

          PERCY BYSSHE SHELLEY
          ПЕРСИ БИШИ ШЕЛЛИ

          103. Ozymandias 362
          103. Озимандия. Перевод К. Д. Бальмонта 363

          104. The Cloud 362
          104. Облако. Перевод В. В. Левика 363
          Перевод Н. Миисного 670

          105. Ode to the West Wind 368
          105. Ода западному ветру. Перевод Б. Л. Пастернака 369

          106. The Indian Serenade 372
          106. Индийская серенада. Перевод Б. Л. Пастефнака 373

          107. То 374
          107. Слишком часто заветное слово людьми оскверня-
          лось... Перевод К. Д. Бальмонта 375
          Опошлено слово одно... Перевод Б. Л. Пастернака 673
          17

          Содержание
    108. Song со the Men of England 376 108. Мужам Англии. Перевод С. Я. Маршака 377 109. Sonnet: England in 1819 378 109. Англия в 1819 году. Перевод В. Л. Tonoposa 379
    JOHN KEATS ДЖОН КИТС
    110. On the Grasshopper and Cricket 382 110. Кузнечик и сверчок. Перевод С. Я. Mapmaxa 383
          Перевод Б. Л. Пасте~наха 674
    111. The Devon Maid 382 111. Девонширской девушке. Перевод С. Я. Мафш'ака 383
    112. То Autumn 384 112. Ода к осени. Перевод Б. Л. Пастефнака 385
    113. Ode on а Grecian Urn 386 113. Ода греческой вазе. Перевод И. А. Лихачева 387
    114. La belle dame sansmerci 390 114. La belle dame sans merci. Перевод В. В. Левика 391
    115. Ode on Melancholy 392 115. Ода меланхолии. Перевод И. А. Лихачева 393 116. Ode to Psyche 394 116. Ода Психее. Перевод Г. М. К~ужкова 395
    117. Sonnet on the Sea 400 117. К морю. Перевод Б. Л. Пастернака 401
    118. Sonnet (The day is gone, and all its sweets are gone...) 400 118. День отошел и все с собой унес... Перевод В. В. Леви- ка 401
    119. Sonnet (When 1 have fears that 1 may cease to be...) 402 119. Когда страшусь, что смерть прервет мой труд

          Перевод В. В. Левика 403
    THOMAS HOOD ТОМАС ГУД
    120. The Death-Bed 404 120. У смертного одра. Перевод М. Л. Михайлова 405 18
    Contents

          121. The Song of the Shirt 404
          121. Песня о рубашке. Перевод М. Л. Михайлова 405
    ALFRED TENNYSON
          АЛЬФРЕД ТЕННИСОН

          122. Godiva 412
          122. Годива. Перевод И. А. Бунина 413
    ROBERT BROWNING РОБЕРТ БРАУНИНГ

          123. The Lost Leader 418
          э 123. Вождь-отступник. Перевод М. А. Донского 419

          124. Home-Thoughts, from Abroad 420
          124. В Англии весной. Перевод С, Я. Маршака. 421

          125. How they Brought the Good News from Ghent to
          Aix 420
          125. Как привезли добрую весть из Гента в Ахен. Перевод
          В. В. Левика 421
    WILLIAM JAMES LINTON УИЛЬЯМ ДЖЕЙМС ЛИНХОН

          126. А Glee 426
          126. Песенка. Перевод Ю. Д. Левина 427
    ERNEST JONES ЭРНЕСТ ДЖОНС

          127. The Royal Bounty (А Legend of Windsor) 428
          э 127. Королевские щедроты (Виндзорская легенда). Пере-
          вод Ю. Д. Левина 429

          CHARLKS KINGSLEY
          ЧАРЛЗ КИНГСЛИ

          128. The Sands of Dee 434
          128. На дюнах Ди. Перевод Н. П. Кончаловской 435
          19

          Содержание
    MATTHEW ARNOLD МЭТЬЮ АРНОЛЬД

          129. Dover Beach 436
          " 129. Дуврский берег. Перевод М. А. Донского 437
    BANTE GABRIKL ROSSETTI
          ДАНТЕ ГАБРИЭЛЬ РОССЕТТИ

          From "The House of Life" Дом жизни

          130. Love Enthroned 440
          130. Престол любви. Перевод Н. Минского 441
          131. Silent Noon 440
          131. Безмолвный полдень. Перевод И. Д. Копостинской. 441
    GEORGE MEREDITH ДЖОРДЖ МЕРЕДИТ

          132. The Old Chartist 444
          132. Старый чартист. Перевод В. Е. Васильева 445
    CHRISTINA ROSSETTI КРИСТИНА РОССЕХТИ

          133. Up-hill 454
          133. Восхождение. Перевод В. Л. Топо~ова 455
    LEWIS CARROLL ЛЬЮИС КЭРРОЛЛ
          134. Jabberwocky (From "Through the Looking-Glass and
          What Alice Found There") 456
          134. Верлиока (Из "Алисы в Зазеркалье"). Перевод
          Т. Л. Щепкиной-Купе~ник 457
          Бармаглот. Пефевод Д. Г. орловской 881
    ALGERNON CHARLES SWINBURNK АЛДЖЕРНОН ЧАРЛЗ СУИНБЕРН

          135. In the Orchard (Provenqal Burden) 458
          135. В саду (Напев Прованса). Перевод И. Д. Копостин-
          ской 459 20
    Contents

          136. А Song in Time of Order 460
          136. Песня времен порядка. Перевод И. А. Кашкина 461

          137. The Garden of Proserpine 464
          137. Сад Прозерпины. Перевод М. А. Донсквго 465
    GERARD MANLEY HOPKINS
          ДЖЕРАРД МЭНЛИ ХОПКИНС

          138. The Leaden Echo 472
          138. Свинцовое эхо. Пефевод И. А. Лихачева 473
    ROBERT LOUIS STKVENSON РОБЕРТ ЛЬЮИС СХИВЕНСОН

          139. Block City 474
          139. Город из деревяшек. Перевод В. Я. Б~сова 475

          140. Heather Ale (А Galloway I.egend) 474
          140. Вересковый мед (Баллада). Перевод С. Я. Мафшаха 475
    OSCAR WILDK OCKAP УАЙЛЬД

          141. Impressions du matin 482
          141. Утро. Перевод В. Ю. Эльснефа 483

          142. Tmdium vitm 482
          142. Tmdium vita. Перевод Ю. П. М~иц 483

          143. Symphony in Yellow 484
          143. Симфония в желтом. Перевод И. Д. Копостинекой 485

          144. From "The Ballad of Reading Gaol" 484
          144. Баллада Рэдингской тюрьмы. (Отрывок). Перевод
          В. Я. bpwcosa 485
    М. П. Алексеев. АНГЛИЙСКАЯ ПОЭЗИЯ И РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 491 КОММЕНТАРИИ В. В. Захарова. 567

    * Ballads *



          1. EDWARD

          Why dois your brand sae drap wi bluid,
          Edward, Edward,
          Why dois your brand sae drap wi bluid,
          And why sac sad gang yee 0?
          O I hae killed my hauke sae guid,
          Mither, mither,
          0 I hae killed my hauke sae guid,
          And I had nae mair bot hee O.

          Your haukis bluid was nevir sae reid,
          Edward, Edward,
          Your haukis bluid was nevir sae reid,
          My deir son I tell thee O.
          O I hae killed my reid-roan steid,
          Mither, mither,
          0 I hae killed my reid-roan steid,
          That erst was sae fair and' frie O.

          Your steid was auld, and ye hae gat mair,
          Edward, Edward,
          Your steid was auld, and ye hae gat mair,
          Sum other dule ye drie O.
          0 I hae killed my fadir deir,
          Mither, mither,
          O I hae killed my fadir deir,
          Alas, and wae is mee 0!

          And whatten penance wul ye drie, for that,
          Edward, Edward?
          And whatten penance will ye drie for that?
          My deir son, now tell me O.
          Ile set my feit in yonder boat,
          Mither, mither,
          Баллады

          1. ЭДВАРД
    "Чьей кровию меч ты свой так обагрил, Эдвард, Эдвард? Чьей кровию меч ты свой так обагрил? Зачем ты глядишь так сурово?" - "То сокола я, рассердяся, убил, Мать моя, мать, То сокола я, рассердяся, убил, И негде добыть мне другого! "
    "У сокола кровь так красна не бежит, Эдвард, Эдвард! У сокола кровь так красна не бежит, Твой меч окровавлен краснее!" - "Мой конь красно-бурый был мною убит, Мать моя, мать! Мой конь красно-бурый был мною убит, Тоскую по добром коне я! "
    "Конь стар у тебя, эта кровь не его,
          Эдвард, Эдвард! Конь стар у тебя, эта кровь не его, Не то в твоем сумрачном взоре! " - "Отца я сейчас заколол моего,
          ч Мать моя, мать! Отца я сейчас заколол моего, И лютое жжет меня горе! "
    "А грех чем тяжелый искупишь ты свой,
          Эдвард, Эдвард? А грех чем тяжелый искупишь ты свой? Чем сымешь ты с совести ношу?" - "Я сяду в ладью непогодой морской,
          Мать моя, мать! 24
    Ballads

          Ile set my feit in yonder boat,
          And Ile fare ovir the sea О.

          And what wul уе doe wi your towirs and your ha,
          Edward, Edward?
          And what wul уе doe wi your towirs and your ha,
          That were sae fair to see О?
          Ile let thame stand tul they doun fa,
          Mither, mither,
          Ile let thame stand tul they doun fa,
          For here nevir mair maun 1 bee О.

          And what wul уе leive to your bairns and your wi
          Kdward, Edward?
          And what wul уе leive to your bairns and your wi
          Whan уе gang ovir the sea О?
          The warldis room, late them beg thrae life,
          Mither, mither,
          The warldis room, late them beg thrae life,
          For thame nevir mair wul 1 see О.

          And what wul уе leive to your ain mither deir,
          Edward, Edward?
          And what wul уе leive to your ain mither deir?
          Му deir son, now tell me О.
          The curse of hell frae me sall уе beir,
          Mither, mither,
          The curse of hell frae me sall уе beir,
          Sic counseils уе gave to me О.
          25

          Баллады
    Я сяду в ладью непогодой морской И ветру все парусы брошу!"
    "А с башней что будет н с домом твоим, Эдвард, Эдвард? А с башней что будет и с домом твоим, Ладья когда в море отчалить" - "Пусть ветер и буря гуляют по ним, Мать моя, мать! Пусть ветер и буря гуляют по ним, Доколе их в прах не повалятся
    "Что ж будет с твоими с детьми и с женой, Эдвард, Эдвард? Что ж будет с твоими с детьми и с женой В их горькой, беспомощной доле?" - "Пусть по миру ходят за хлебом с сумой, Мать моя, мать! Пусть по миру ходят за хлебом с сумой,. Я с ними не свижуся боле!"

          "А матери что ты оставишь своей,
          Эдвард, Эдвард? А матери что ты оставишь своей, Тебя что у груди качала?" - "Проклятье тебе до скончания дней,
          Мать моя, мать! Проклятье тебе до скончания дней, Tебе, что мне грех нашептала!

          Перевод А. К. Tолстого 26
    Ballads

          2. THE TWA CORBIES

          As 1 was walking all alane,
          1 heard twa corbies making а mane;
          The tane unto the t'other say,
          'Where sall we gang and dine to-day?'

          'In behint yon auld fail dyke,
          1 wot there lies а new slain knight;
          And naebody kens that he lies there,
          But his hawk, his hound, and lady fair.

          'His hound is to the hunting gane,
          His hawk to fetch the wild-fowl hame,
          His lady's ta'en another mate,
          So we may mak our dinner sweet.

          'Ye '11 sit on his white hause-bane,
          And I'll pike out his bonny blue enn;
          Wi ае lock о his gowden hair
          We '11 theek our nest when it grows bare.

          'Mony а one for him makes mane,
          But nane sall ken where he is gane;
          Оеr his white banes, when they are bare,
          The wind sall blaw for evermair.'
          27

          Баллады
    2. ВОРОН К ВОРОНУ ЛЕТИТ

          Ворон к ворону летит, Ворон ворону кричит: Ворон! где б нам отобедать? Как бы нам о том проведать?
    Ворон ворону в ответ: Знаю, будет нам обед; В чистом поле под ракитой Богатырь лежит убитый.
    Кем убит и отчего, Знает сокол лишь его, Да кобылка вороная, Да хозяйка молодая.
    Сокол в рощу улетел, На кобылку недруг сел, А хозяйка ждет милого, Не убитого; живого.

          Перевод А. С. Пушкина

          5. KING JOHN AND THE ABBOT

          I 'll tell you a story, a story anon,
          Of a noble prince, and his name was King John;
          For he was a prince, and a prince
          of great might,
          He held up great wrongs, he put down
          great right.
          Derry down, down hey, derry down...

          I 'll tell you a story, a story so merry,
          Concerning the Abbot of Canterbury,
          And of his house-keeping and high renown,
          Which made him resort to fair London town.

          ' 'How now, father abbot? 'T is told unto me
          That thou keepest a far better house than I;
          And for [thy] house-keeping and high renown,
          I fear thou hast treason against my crown.'

          'I hope, my liege, that you owe me no grudge
          For spending of my true-gotten goods."
          'If thou dost not answer me questions three,
          Thy head shall be taken from thy body.

          'When I am set so high on my steed,
          With my crown of gold upon my head,
          Amongst all my nobility, with joy and
          much mirth,
          Thou must tell me to one penny what I am worth..
          Баллады

          3. КОРОЛЬ И АББАТ

          (Старинная английская баллада)
    Хочу рассказать вам былину одну, Как жил-был король Иоанн в старину. Он в Англии царством, как мог, так и правил И память недобрую в людях оставил.
    Еще вас потешу я былью другой, Как жил в Кентербери игумен седой. Он сладко питал свое тучное тело - И весть о богатстве его прогремела.
    Король услыхал, что смиренный аббат Содержит огромный служителей штат; Пажи его все с золотыми цепями, Лишь в бархате ходят, живут господами.
    "Эге, мой почтенный! ты так-то живешь? Ты лучше меня свое дело ведешь!" Сказал Иоанн: "Берегись - мне известно, Что нажил богатство свое ты нечестно".
    - Монарх! отвечает аббат: не грешно Нам то расточать, что судьбою дано, И, право, ни тени тут нет преступленья, Коль я проживаю свое лишь именье.-
    "Ну, нет, мой отец! ты преступник большой, И должен за то рассчитаться со мной: Коль на три вопроса не дашь мне ответа, То знай - не видать тебе божьего света!
    "Во-первых: когда средь вельмож во дворце Явлюсь я в порфире и царском венце, Тогда пусть премудрость твоя нам откроет, Чего твой монарх приблизительно стоит. 30
    Ballads

          'And the next question you must not flout,
          How long I shall be riding the world about;
          And the third question thou must not shrink,
          But tell to me truly what I do think.'

          '0 these are hard questions for my shallow wit,
          For I cannot answer your grace as yet;
          But if you will give me but three days space,
          I 'll do my endeavor to answer your grace.'

          '0 three days space I will thee give,
          For that is the longest day thou hast to live.
          And if thou dost not answer these questions right,
          Thy head shall be taken from thy body quite.'

          And as the shepherd was going to his fold,
          He spy'd the old abbot come riding along:
          'How now, master abbot? You 'r welcome
          home;
          What news have you brought from good
          King John?'

          'Sad news, sad news I have thee to give,
          For I have but three days space for to live;
          If I do not answer him questions three,
          My head will be taken from my body.

          'When he is set so high on his steed,
          With his crown of gold upon his head,
          Amongst all his nobility, with joy and
          much mirth,
          I must tell him to one penny what he
          is worth.

    Баллады


    "Второе: ты должен мне точно сказать, Как скоро могу я весь свет обскакать; А третье: без всякого вкривь уклоненья; Ты должен открыть мне мои помышленья".
    - О, Господи Боже! где мудрости взять? И мне ли такие вопросы решать? Ах, дай трехнедельный мне срок размышленья, Чтоб мог я придумать ответов решенье! -
    "Изаоль, три недели тебе я даю Явить нам великую мудрость свою; Но. если не дашь ты тогда мне ответа, Клянусь, не видать тебе божьего света!"
    Уехал аббат с сокрушенной душой, Отправился в Кембридж дорогой прямой, Оттуда в Оксфорд; но задачи мудреной Не мог разрешить весь совет там ученый.
    Вот едет домой он; упал его дух; Навстречу ему монастырский пастух Со стадом: "Здоровье и мир вашей чести! Какие везете из Лондона вести?"
    - Ах, друг мой! печальная весть у меня: Мне жить остается четыре лишь дня. Коль на три вопроса не дам я ответа, Король меня хочет повесить за это.
    - Во-первых, сказал он: когда во дворе Предстанет он свите в монаршем венце, Тогда пусть ему моя мудрость откроет, Чего он, как царь, приблизительно стоит.
    - Второе: я должен наверно сказать, Как скоро он может весь свет обскакать; А третье: без всякого вкривь уклоненья, Я должен открыть все его помышленья.

          'And the next question I must not flout,
          How long he shall be riding the world about;
          And the third question I must not shrink,
          But tell him truly what he does think.'

          '0 master, did you never hear it yet,
          That a fool may learn a wiseman wit?
          Lend me but your horse and your apparel,
          I 'll ride to fair London and answer the quarrel.'

          'Now I am set so high on my steed,
          With my crown of gold upon my head,
          Amongst all my nobility, with joy and much mirth,
          Now tell me to one penny what I am worth.'

          'For thirty pence our Saviour was sold,
          Amongst the false Jews, as you have been told,
          And nine and twenty's the worth of thee,
          For I think thou art os penny worser than he.'

          'And the next question thou mayst not flout;
          How long I shall be riding the worId about.'
          'You must rise with the sun, and ride with the same
          Until the next morning he rises again,
          And then I am sure you will make no doubt
          But in twenty-four hours you 'll ride it about.'

          'And the third question you must not shrink,
          But tell me truly what I do think,"
          'All that I can do, and 't will make you merry;
          For you think I'm the Abbot of Canterbury,
          But I 'm his poor shepherd, as you may see,
          And am come to beg pardon for he and for me.'

          "Утешьтесь! ведь это еще не беда!
          И умника учит дурак иногда!
          Снабдите меня лишь одеждой своею
          Да свитой - и в Лондон поеду я с нею.

          "Не хмурые так брови: ведь все говорят,
          Что с виду на вас я похож, точно брат:
          Позвольте ж мне ваше надеть облаченье -
          И все меня примут за вас, без сомненья".

          - Ну так уж и быть, отвечает аббат:
          Возьми себе свиту, надень мой наряд,"
          Теперь я и сам замечаю, что с ними
          Ты мог бы явиться пред папою в Риме".

          "А, здравствуй, почтеннейший отче аббат!"
          Воскликнул король: "ты приехал впопад,
          И если привез нам вопросов решенье -
          Тебе подарю я и жизнь, и владенье.

          "Во-первых, когда средь вельмож во дворце
          Явлюсь я в порфире и в царском венце,
          Пусть мудрость твоя мне и свите откроет,
          Чего твой король приблизительно стоит?"

          - Господь наш Спаситель, скажу я в ответ,
          Был продан евреям за тридцать монет;
          За вас двадцать девять назначу примерно:
          Одною хоть меньше вы стоите верно.-

          Король засмеялся. "Ну вот уж никак
          Не думал, ей-ей, стоить дешево так!
          Теперь от тебя жду второго ответа:
          Как скоро могу я объехать вкруг света?"

          - Извольте лишь утром поранее встать
          И следом за солнцем вкруг света скакать -
          И, верьте, что будете здесь вы обратно
          Чрез двадцать четыре часа аккуратно.-

    34
    Ballads

          The king he turned him' about and did smile,
          Saying, Thou shalt be the abbot the other while:
          '0 no, my grace, there is no such need,
          For I can neither write nor read.'

          'Then four pounds a week will I give unto thee
          For this merry jest thou hast told unto me;
          And tell the old abbot, when thou comest home,
          Thou hast brought him a pardon from good King John.'
          35

          Баллады

          "Ну, право, не думал, чтоб в эдакий срок
          Вокруг всего света объехать я мог.
          теперь жду на третий вопрос мой решенья:
          Открой-ка мне, 'отче, мои помышленья!"

          - И это открыть вам готов я и рад:
          У вас на уме, что пред вами аббат;
          Но я лишь пастух при аббатовом стаде,
          И вас за аббата молю о пощаде".

          Король засмеялся. "Ну так уж и быть -
          Придется в аббаты тебя посадить.-
          - Ах, нет, государь! им я быть не посмею!
          Ведь я ни читать, ни писать не умею.-

          "Три нобля в неделю тебе я даю
          В награду за ловкую шутку твою.
          Ступай и аббату скажи в утешенье,
          Что я его чести дарую прощенье".

          Перевод Ф. Б. Миллера .


          4. ROBIN HOOD RESCUING THREE SQUIRES

          There are twelve months in all the year,
          As I hear many men say,
          But the merriest month in all the year
          Is the merry month of May.

          Now Robin Hood is to Nottingham gone,
          With a link a down and a day,
          And there he met a silly old woman,
          Was weeping on the way.

          "What news? What news, thou silly old woman?
          What news hast thou for me?"
          Said she, There's three squires in Nottingham town
          To-day is condemned to die.

          "0 have they parishes burnt?" he said,
          "Or have they ministers slain'
          Or have they robbed any virgin?
          Or with other men's wives have lain?"

          "They have no parishes burnt, good sir,
          Nor yet have ministers slain,
          Nor have they robbed any virgin,
          Nor with other men's wives have lain."

          "0 what have they done?" said bold Robin Hood,
          "I pray thee tell to me:"
          "It 's for slaying of the king's fallow deer,
          Bearing their long bows with thee.*'

          "Dost thou not mind, old woman," he said,
          Since thou made me sup and dine?
          37

          Баллады

          4. РОБИН ГУД СПАСАЕТ ТРЕХ
          СТРЕЛКОВ
    Двенадцать месяцев в году, Не веришь - посчитай. Но всех двенадцати милей Веселый месяц май.
    Шел Робин Гуд, шел в Ноттингэм,- Весел люд, весел гусь, весел пес... Стоит старуха на пути, Вея сморщилась от слез.
    "Что нового, старуха?" - "Сэр, Злы новости у нас! Сегодня трем младым стрелкам Объявлен смертный час".
    "Как видно, резали святых Отцов и церкви жгли? Прельщали дев? Иль с пьяных глаз С чужой женой легли?"
    "Не резали они отцов Святых, не жгли церквей, Не крали девушек, и спать Шел каждый со своей".
    "За что, за что же злой шериф Их на смерть осудил?" - "С оленем встретились в лесу... Лес королевский был".
    "Однажды я в твоем дому Поел, как сам король. 38
    Ballads

          By the truth of my body," quoth bold Robin Hood,
          "You could not tell. it in better time."

          Now Robin Hood is to Nottingham gone,
          With a link a down and a day,
          And he met a silly old palmer,
          Was walking along the highway.

          "What news? what news, thou silly old man?
          What news, I do thee pray?"
          Said he, Three squires in Nottingham town
          Are condemned to die this day.

          "Come change thy apparel with me, old man,
          ComЖ change thy apparel for mine;
          Here is forty shillings in good silver,
          Go drink it in beer or wine."

          "0 thine apparel is good," he said,
          "And mine is ragged and torn;
          Wherever you go, wherever you ride,
          Laugh ne'er an old man to scorn."

          "Come change thy apparel with me, old churl,
          Come change thy apparel with mine;
          Here are twenty pieces of good broad gold,
          Go feast thy brethren with wine."

          Then he put on the old man's hat,
          It stood full high on the crown:
          "The first bold bargain that I came at,
          It shall make thee come down."

          Then he put on the .old man's cloak,
          Was patched black, blew, and red;
          He thought no shame all the day long
          To wear the bags of bread.
          39

          Баллады l

          Не плачь, старуха! Дорога
          Мне старая хлеб-соль".

          Шел Робин Гуд, шел в Ноттингэм,-
          Зелен клен, зелен дуб, зелен вяз...
          Глядит: в мешках и в узелках
          Паломник седовлас.

          "Какие новости, старик?"
          - "О сэр, грустнее нет:
          Сегодня трех младых стрелков
          Казнят во цвете лет".

          "Старик, сымай-ка свой наряд,
          А сам пойдешь в моем.
          Вот сорок шиллингов в ладонь
          Чеканным серебром".

          "Ваш - мая месяца новей,
          Сему же много зим...
          О сэр! Нигде и никогда
          Не смейтесь над седым!"

          "Коли не хочешь серебром,
          Я золотом готов.
          Вот золота тебе кошель,
          Чтоб выпить за стрелков!"

          Надел он шляпу старика,-
          Чуть-чуть пониже крыш.
          "Хоть ты и выше головы,
          А первая слетишь! "

          И стариков он плащ надел -
          Хвосты да лоскуты.
          Видать, его владелец гнал
          Советы суеты! 40
    Ballads

          Then he put on the old man's breeks,
          Was patched from ballup to side;
          "By the truth of my body," bold Robin can say,
          "This man loved little pride."

          Then he put on the old man's hose,
          Were patched from knee to wrist;
          "By the truth of my body," said bold Robin Hood,
          "I'd laugh if I had any list."

          Then he put on the old man's shoes,
          Were patched both beneath and aboon;
          Then Robin Hood swore a solemn oath,
          It 's good habit that makes a man.

          Now Robin Hood is to Nottingham gone,
          With a link a down and a down,
          And there he met with the proud sheriff,
          Was walking along the town.

          "0 save, 0 save, 0 sheriff," he said,
          "0 save, and you may see!
          And what will you give to a silly old man
          To-day will your hangman be?"

          "Some suits, some suits," the sheriff he said,
          "Some suits I 'll give to thee;
          Some suits, some suits, and pence thirteen
          To-day's a hangman's fee."

          Then Robin he turns him round about,
          And jumps from stock to stone;
          "By the truth of my body," the sheriff he said,
          "That's well jumpt, thou nimble old man."

          "I was ne'er a hangman in all my life,
          Nor yet intends to trade;
          But curst be he," said bold Robin,
          "That first a hangman was made.
          41

          Баллады
    Влез в стариковы он штаны. "Ну, дед, шутить здоров! Клянусь душой, что не штаны На мне, а тень штанов!"
    Влез в стариковы он чулки. "Признайся, пилигрим, Что деды-прадеды твои В них шли в Иерусалим! "
    Два- башмака надел: один - Чуть жив, другой - дыряв. ""Одежда делает господ". Готов. Неплох я - граф!
    Марш, Робин Гуд! Марш в Ноттингэм! Робин, гип! Робин, гэп! Робин, гоп! " Вдоль городской стены шериф Прогуливает зоб.
    "О, снизойдите, добрый сэр, До просьбы уст моих! Что мне дадите, добрый сэр, Коль вздерну всех троих?"
    "Во-первых, три обновки дам С удалого плеча, Еще - тринадцать пенсов дам И званье палача".
    Робин, шерифа обежав, Скок! и на камень - прыг! "Записывайся в палачи! Прешустрый ты старик!"
    "Я век свой не был палачом; Мечта моих ночей: Сто виселиц в моем, саду - И все для палачей! 42
    Ballads

          "I've a bag for meal, and a bag for malt,
          And a bag for barley and corn;
          A bag for bread, and a bag for beef,
          And a bag for my little small horn.

          "I have a horn in my pocket,
          I got it from Robin Hood,
          And still when I set it to my mouth,
          For thee it blows little good."

          "0 wind thy horn, thou proud fellow,
          Of thee I have no doubt;
          I wish that thou give such a blast
          Till both thy eyes fall out."

          The first loud blast that he did blow,
          He blew both loud and shrill;
          A hundred and fifty of Robin Hood's men
          Came riding over the hill.

          The next loud blast that he did give,
          He blew both loud and amain,
          And quickly sixty of Robin Hood's men
          Came shining over the plain.

          "0 who are yon," the sheriff he said,
          "Come tripping over the lee?"
          "Th're my attendants," brave Robin did say,
          "They'll pay a visit to thee."

          They took the gallows from the slack,
          They set it in the glen,
          They hanged the proud sheriff on that,
          Released their own three men.
          43

          Баллады
    Четыре у меня мешка: В том солод, в том зерно Ношу, в том - мясо, в том - муку,- И все пусты равно.
    Но есть еще один мешок: Гляди - горой раздут! В нем рог лежит, и этот рог Вручил мне Робин Гуд".
    "Труби, труби, Робинов друг, Труби в Робинов рог! Да так, чтоб очи вон из ям, Чтоб скулы вон из щек!"
    Был рога первый зов как гром! И - молнией к нему - Сто Робингудовых людей Предстало на холму.
    Был следующий зов - то рать Сзывает Робин Гуд. Со всех сторон, во весь опор Мчит Робингудов люд.
    "Но кто же вы? - спросил шериф, Чуть жив.- Отколь взялись?" - "Они - мои, а я Робин, А ты, шериф, молись!"
    На виселице злой шериф Висит. Пенька крепка. Под виселицей, на лужку, Танцуют три стрелка.

          Перевод М. И. Цветаевой 44
    Ballads

          5. QUEEN ELEANOR'S CONFESSION

          The Queen's faen sick, and very, very sick,
          Sick, and going to die,
          And she's sent for twa friars of France,
          To speak with her speedilie.

          The King he said to the Karl Marischal,
          To the Earl Marischal said he,
          The Queen she wants twa friars frae France,
          To speak with her presentlie.

          Will ye,put on a friar's coat,
          And I 'll put on another,
          And we 'll go in before the Queen,
          Like friars. both together.

          'But 0 forbid,' said the Earl Marischal,
          'That I this deed should dee1
          For it I beguile Eleanor our Queen,
          She will gar hang me hie.'

          The King he turned him round about,
          An angry man was he;
          He 's sworn by his sceptre and his sword
          Earl Marischal should not die. '

          The King has put on a friar's coat,
          Earl Marischal on another,
          And they went in before the Queen,
          Like friars both together.

          '0, if ye be twa friars of France,
          Ye 're dearly welcome to me;
          But if ye be twa London friars,
          I will gar hang you hie.'
          45

          Баллады

          5. 'КОРОЛЕВА ЭЛИНОР
    ,Королева Британии тяжко больна, Дни и ночи ее сочтены. И позвать исповедников просит она Из родной, из французской страны.
    Но пока из Парижа попов привезешь, Королеве настанет конец... И король посылает двенадцать вельмож Лорда-маршала звать во дворец.
    Он верхом прискакал к своему королю И колени склонить поспешил. - О король, я прощенья, прощенья молю, Если в чем-нибудь согрешил!
    - Я клянусь тебе жизнью и троном своим: Если ты виноват предо мной, Из дворца моего ты уйдешь невредим И прощенный вернешься домой.
    Только плащ францисканца на панцирь надень. Я оденусь и сам, как монах. Королеву Британии завтрашний день Исповедовать будем в грехах!
    Рано утром король и лорд-маршал тайком В королевскую церковь пошли, И кадили вдвоем, и читали псалом, Зажигая лампад фитили.
    А потом повели их в покои дворца, Где больная лежала в бреду. С двух сторон подступили к ней два чернеца, Торопливо крестясь на ходу. Ballads

          'Twa friars of France, twa friars of France,
          Twa friars of France are::e,
          And we vow we never spoke to a man
          Till we spake to Your Majesty.'

          ' fhe first great sin that eer i did,
          And I 'll tell you it presentlie,
          Earl Marischal got my maidenhead,
          When coming oer the sea.'

          'That was a sin, and a very great sin,
          But pardoned it may be,"
          'All that with amendment,' said Earl Marischal,
          'But a quacking heart had he.

          'The next great sin that eer I did,
          I 'll tell you it presentlie;
          I carried a box seven years in my breast,
          To poison King Henrie.'

          '0 that was a sin, and a very great sin,
          But pardoned it may be,"
          'All that with amendment,' said Earl Marischal,
          But a quacking heart had he.

          'The next great sin that eer I did,
          I 'll tell you it presentlie;
          I poisoned the Lady Rosamond,
          And a very good woman was she.

          'See ye not yon twa bonny boys,
          As they play at the ba?
          The eldest of them is Marischal's son,
          And I love him best of a';
          The youngest of them is Henrie's son,
          And I love him none at a'.

          'For he is headed like a bull, a bull,
          He is backed like a boar,"
          47

          Баллады
    - Вы из Франции оба, святые отцы? - Прошептала жена короля. - Королева,- сказали в ответ чернецы,- Мы сегодня сошли с корабля!
    - Если так, я покаюсь пред вами в грехах И верну себе мир и покой! - Кайся, кайся! - печально ответил монах. - Кайся, кайся! - ответил другой.
    - Я неверной женою была королю. Это первый и тягостный грех. Десять лет я любила и нынче люблю Лорда-маршала больше, чем всех!
    Но сегодня, о боже, покаюсь в грехах, Ты пред смертью меня не покинь!.. - Кайся, кайся! - сурово ответил монах. А другой отозвался: - Аминь!
    - Зимним вечером ровно три года назад В этот кубок из хрусталя Я украдкой за ужином всыпала яд, Чтобы всласть напоить короля.
    Но сегодня, о боже, покаюсь в грехах, Ты пред смертью меня не покинь!.. - Кайся, кайся! - угрюмо ответил монах. А другой отозвался; - Аминь!
    - Родила я в замужестве двух сыновей, Старший принц и хорош и пригож, Ни лицом, ни умом, ни отвагой своей На урода отца не похож.
    А другой мой малютка плешив, как отец, Косоглаз, косолап, кривоног! .. 48
    Ballads

          'Then by my sooth,' King Henrie said,.
          'I love him the better therefor.'

          The King has cast off his friar's coat,
          Put on a coat of gold;
          The Queen she's turned her face about,
          She could not 's face behold.

          The King then said to Earl Marischal,
          To the Earl Marischal said he,
          Were it not for my sceptre and sword,
          Earl Marischal, ye should die.
          49


    - Замолчи! - закричал косоглазый чернец. Видно, больше терпеть он не мог.
    Отшвырнул он распятье, и, сбросивши с плеч Францисканский суровый наряд, Он предстал перед ней, опираясь на меч, Весь в доспехах от шеи до пят.
    И другому аббату он тихо сказал: - Будь, отец, благодарен судьбе! Если 6 клятвой себя я вчера не связал, Ты бы нынче висел на столбе!

          Перевод С. Я. Маршака

    50
    Ballads

          6. THE GYPSY LADDIE

          The gypsies came to our good lord's gate,
          And vow but thev sang sweetly!
          They sang sae sweet and sae very compleat
          That down came the fair lady.

          And she came tripping down the stair,
          And a' her maids before her;
          As soon as they saw her well-far'd face,
          They coost the glamer ocr her.

          'Gae tak frae me this gay mantile,
          A'nd bring to me a plaidie;
          For if kith and kin and a' had sworn,
          I 'll follow the gypsie laddie.

          'Yestreen I lay in a well-made bed,
          And my good lord beside me;
          This night I 'll ly in a tenant's barn,
          Whatever shall betide me.'

          'Come to your bed,' says Johny Faa,
          'Oh come to your bed, my deary;
          For I vow and I swear, by the hilt of my sword,
          That your lord shall nae mair come near ye.'

          'I 'll go to bed to my Johny Faa,
          I 'll go to bed to my deary;
          For I vow and I swear, by what past yestreen,
          That my lord shall nae mair come near me.

          'I 'll mak a hap to my Johny Faa,
          And I 'll mak a hap to my deary;
          And he 's get a' the coat gaes round,
          And my lord shall nae mair come near me.'
          51

          Баллады

          6. ДЖОНИ ФА
    (Шотландская наpодная баллада) Пред замком шумная толпа Цыган поет, играет... Хозяйка замка вниз сошла И песням их внимает...
    "Пойдем,- сказал ей Джони Фа,- Красавица, со мною, И мужу не сыскать тебя, Ручаюсь головою! .. "
    И обнял правою рукой Красавицу он смело, Кольцо на палец Джони Фа Она свое надела.
    "Прощайте все - родные, муж! Судьба моя такая! Скорее плащ мне, чтоб идти С цыганами могла я.
    В постели пышной ночи я Здесь с мужем проводила; Теперь в лесу зеленом спать Я буду рядом с милым! "
    Вернулся лорд, и в тот же миг Спросил он, где супруга. "Она с цыганами ушла",- Ответила прислуга.
    "Седлать коней! Недалеко Еще она отсюда. 52
    Ballads

          And when our lord came hame at een,
          And speir'd for his fair lady,
          The tane she cry'd, and the other reply'd,
          'She's away with the gypsie laddie.'

          'Gae saddle to me the black, black steed,
          Gae saddle and make him ready;
          Before that I either eat or sleep,
          I 'll gae seek my fair lady.'

          And we were fifteen well-made men,
          Altho we were nae bonny;
          And we were a' put down for ane,
          A fair young wanton lady.
          53

          Баллады
    Пока я не найду ее, Ни пить, ни есть не буду!"
    И сорок всадников лихих В погоню поскакали; Но все они до одного В лесу зеленом пали!

          Перевод А. Н. Плещеева GeoHrey Chaucer

          7. FROM оTHE CANTERBURY TALES"

          The Prologue

          Whanne that April with his shoures sote
          The droughte of March hath perced to the rote,
          And bathed every veine in swiche licour,
          Of whiche vertue engendred is the flour;
          Whan Zephirus eke with his sote brethe
          Enspired hath in every holt and hethe
          The tendre croppes, and the yonge sonne
          Hath in the Ram his halfe cours yronne,
          And smale foules maken melodic,
          That slepen alle night with open eye,
          So priketh hem nature in hir cortes;
          Than longen folk to gon on pilgrimages,
          And palmeres for to seken strange strondes,
          To serve halwes couthe in sondry londes;
          And specially, from every shires ende
          Of Englelond, to Canterbury they wende,
          The holy blisful martyr for to seke,
          That hem hath hdlpen, whan that they were seke.
          Befelle, that, in that seson on a day,
          In Southwerk at the Tabard as I lay,
          Redy to wenden on my pilgrimage
          To Canterbury with devoute corage,
          At night was come into that hostelrie
          Wel nine and twenty in a compagnie
          Of sondry folk, by aventure yfalle
          In felawship, and pilgrimes were they alle,
          That toward Canterbury wolden ride.
          The chambres and the stables weren wide,
          And we1 we weren esed atte beste.
          And shortly, whan the sonne was gon to reste,
          So hadde I spoken w.ith hem everich on,
          That I was of hir felawship anon,

          Джэффри Чосер
    7. КЕНТЕРБЕРИЙСКИЕ РАССКАЗЫ

          ОБЩИЙ ПРОЛОГ



          Когда Апрель обильными дождями Разрыхлил землю, взрытую ростками, И, мартовскую жажду утоля, От корня до зеленого стебля Набухли жилки той весенней силой, Что в каждой роще почки распустила, А солнце юное в своем пути Весь Овна знак успело обойти, И, ни на миг в ночи не засыпая Без умолку звенели птичьи стаи, Так сердце им встревожил зов весны,- Тогда со всех концов родной страны Паломников бессчетных вереницы Мощам заморским снова поклониться Стремились истово; но многих влек Фома Бекет, святой, что им помог В беде иль исцелил недуг старинный, Сам смерть приняв, как мученик безвинный.
    Случилось мне в ту пору завернуть В харчевню "Табард", в Соуерке, свой путь Свершая в Кентербери по обету; Здесь ненароком повстречал я зту Компанию. Их двадцать девять было. Цель общая в пути соединила Их дружбою; они - пример всем нам - Шли 'поклониться праведным мощам. Конюшен, комнат в "Табарде" немало, И никогда в нем тесно не бывало. Едва обильный ужин отошел, Как я уже со многими нашел Знакомых общих или подружился И путь их разделить уговорился,

    * Geoffrey Chaucer *



          And made forword erly for to rise,
          To take oure way ther as I you devise.
          But natheles, while I have time and space,
          Or that I forther in this tale pace,
          Me thinketh it accordant to reson,
          To tellen you alle the condition
          Of eche of hem, so as it semed me,
          And whiche they weren, and of what degre:
          And eke in what araie that they were inne:
          And at a knight than wol I firste beginne.

          Джэффри Чосер
    И вот, покуда скромный мой рассказ Еще не утомил ушей и глаз, Мне кажется, что было бы уместно Вам рассказать все то, что мне известно О спутниках моих: каков их вид, И звание, и чем кто знаменит Иль почему в забвенье пребывает; Мой перечень пусть Рыцарь открывает.

          Перевод И. А. Кашкина
          58

          Geoffrey Chaucer

          A good wif was ther of beside Bathe,
          But she was som del defe, and that was scathe
          Of cloth making she hadde swiche an haunt,
          She passed hem of Iprcs, and of Gaunt.
          In all the parish wif ne was ther non,
          That to the offring before hire shulde gon,
          And if ther did, cert.ain so wroth was she,
          That she was out of alle charitee.
          Hire coverchiefs weren ful fine of ground;
          I dorste swere, they weyeden a pound;
          That on the Sonday were upon hire hede.
          Hire hosen weren of fine scarlet rede,
          Ful streite yteyed, and shoon ful moist and newe
          Bold was hire f.ace, and fayre and rede of hew.
          She was a worthy woman all hire live,
          Housbondes at the chirche dore had she had five,
          Withouten other compagnie in youthe.
          But therof nedeth not to speke as nouthe.
          And thries hadde she ben at Jerusaleme.
          She haddie passed many a strange streme.
          At Rome she hadde. ben, and at Boloine,
          In Galice at Seint ]ames, and at Coloine.
          She. coude moche of wandring by the way.
          Gat-r.othed was she, sothly for to say.
          Upon an ambler esily she sat,
          Ywimpled wel, and on hire hede an hat.
          As brode as is a bokeler, or a targe.
          A fote-mantel about hire hippes large,
          And on hire fete a pair of sporres sharpe.
          In felawship we) coude she laughe and carpe
          Of remedies o( love she knew parchance,
          For of that arte she coude the olde dance.
          Д~ри Чосер
    Тут славная жена была из Бата На глух, к несчастью, малость туговата. Весьма искусна в выделке сукна, И Ипр, и Гент в ней превзошла она. Не смели прихожанки перед ней Во храме с лептой подойти своей, И уж когда 6 такое ни случилось - Без милосердия она бранилась. На ней из тонкой ткани покрывала; Она по воскресеньям надевала Всегда убор претяжкий головной. Ее чулки натянуты струной, И новы башмачки упругой кожи. Лицом бойка, румяна и пригожа, С давнишних пор, достойная жена, Сменила пятерых мужей она
          Коль юности дружков здесь не считать; Ну, да об этом стоит.ли болтать?
          Б Иерусалиме раза три была,
          И много рек чужих пересекла,
          Кельн, Рим, Болонью также посетила,
          В Галмсию к Сант-Яго встарь ходила,
          И в странствиях весьма понаторела -
    ' Недаром зубы редкие имела.

          На иноходце с ловкостью гарцуя,

          Носила плащ и шляпу пребольшую

          С полями, очень сходными с щитом;

          Сама в просторном платье верховом,

          А на сапожках - пара острых шпор.

          Ее был жив и весел разговор,

          И от любви она знавала средства,

          Понаторевши в сих забавах с детства.

          Ю. С. Ременниковой Thomas Wyatt

          S. THE LOVER'S APPEAL

          And wilt thou leave me thus?
          Say nap! say nay! for camel
          To save thee from the blame
          Of all my grief and frame.
          And wilt thou leave me thus'?
          Say nay! say nap!

          And wilt thou leave me thus,
          That hath loved thee so long
          ln wealth and woe among?
          And is thy heart so strong
          As for to leave me thus?
          Say nay! say nap!

          And wilt thou leave me thus.
          That hath given thee my heart
          Never for to depart
          Neither for pain nor smart:
          And wilt thou leave me thus?
          Sap nay.! say nay!

          And wilt thou leave me thus,
          And.have no more pity
          Of him that loveth chee?
          Alas! thy crueltyl
          And wilt thou leave me thus?
          Say nay! say nayl
          Томас Уайет


    8. Ты бросишь ли меня?
          Скажи, скажи, что нет!

          тебя ль ославит свет
          Виной скорбей и бед?
          Ты бросишь ли меня?
          Скажи, что нет!

          Ты бросишь ли меня?
          Твоя ль душа тверда?
          Богатство иль нужда -
          Но я любил всегда.
          Ты бросишь ли меня?
          Скажи; что нет!

          Ты бросишь ли меня?
          Хоть рок меня терзал,
          Тебя не покидал
          Твой преданный вассал.
          Ты бросишь ли меня?
          Скажи, что нет!

          Ты бросишь ли меня?
          В душе ко мне тепла
          Ужель ты не нашла?
          О, до чего ты зла!
          Ты бросишь ли меня?
          Скажи, что нет!

          Перевод В. В. Рогова . Henry Howard Surrey

          DESCRIPTION AND PRAISE OF
          HIS LOVE GERALDINE

          From Tuscane came my Lady's worthy race;
          Fair Florence was sometimes her ancient seat:
          The western isle, whjse pleasant shore doth face
          - Wild Camber's cliffs, did give her lively heat.
          Foster'd she was with milk of Irish breast:
          Her sire an Earl; her dame of Prince's blood.
          From tender years, in Britain she doth rest,
          With Kinges child; where she taster.h costly food.
          Hunsdon did first present her to mine eyen:
          Bright is her hue, and Geraldine she hight.
          Hampton me taught to wish her first to mine;
          And Windsor, alas! doth chase me from her sight.
          Her beauty of kind; her virtues from above;
          Happy is he that can obtain her love.
          Генри Говард Серрей

          сонeт
    Из доблестной Флоренции ведет Род госпожи моей свое начало; Ее отчизна - остров, что из вод Глядит на Камбрии крутые скалы.
    Ирландская ее вскормила грудь, Отец был граф мать - королевской крови; К двору привел ее судьбины путь, Где все услады жизни наготове.
    Гендстон меня представил первый ей, Гемптон внушил поведать Джиральдине Мою мечту назвать ее своей;
    А Виндзор злой нас разлучает ныне. Она подобна ангелу в раю; Блажен, кому отдаст любовь свою.

          Перевод О. Б. Румера Edmund Spenser

          AMORETTI

          10. XIX

          The merry cuckow, messenger of spring,
          His trumpet shrill hath thrice already sounded,
          That warns all lovers wait upon their king,
          Who now is coming forth with girland crowned;
          With noise whereof the quire of birds resounded
          Their anthems sweet, devized of love's praise,
          That all the woods their echoes back rebounded,
          As if they knew the meaning of their lays:
          But 'mongst them all, which did Love's honour raise,
          No word was heard of her that most it ought,
          But she his precept proudly disobeys,
          And doth his idle message set at nought;
          Therefore, 0 Love! unless she turn to thee
          E'er cuckow end, let her a rebel be.

          .11. XXXVII

          What guyle is this, that those her golden tresses
          She doth attyre under a net .of gold;
          And with sly skill so cunningly them dresses,
          That which is gold, or heare, may scarse be told?
          Is it that mens frayle eyes, which gaze too bold,
          She may entangle in that 'golden snare;
          And, being caught, may craftily enfold
          Theyr weaker haris, which are not wel aware?
          Take heed, therefore, myne eyes, how ye doe stare
          Henceforth too rashly on that guilefull net,
          In which, if ever ye entrapped are,
          Out of her hands ye by no meanes shall get.
          Fondnesse it were for any, being free,
          To covet fetters, though they golden bee!
          Эдмунд Спенсер

          АМОRЕТТI

          10. Х1Х

          Лесной кукушки радостный рожок
          Трикраты возвестил весны явленье,
          Напомнив, что вернулся юный бог
          И требует от юности служенья.
          В ответ кукушке зазвучало пенье
          Всей птичьей пробудившейся семьи,
          И лес ей эхом вторил в отдаленье,
          Как бы поняв, что значит жар в крови.
          Лишь та, что паче всех должна любви
          Воздать хвалу, осталась безучастна,
          Замкнула губы гордые свои -
          Певцы весны взывали к ней напрасно.
          Любовь, пока ей чужд их нежный зов,
          Причти ее к числу своих врагов.

          Перевод А. Я. Сергеева

          1 1. ХХХUII

          С таким коварством золото волос
          На ней покрыла сетка золотая,
          Что взору вряд ли разрешить вопрос,
          Где мертвая краса и где живая.
          Но смельчаки глядят, не понимая,
          Что глаз бессильный каждого обрек
          На то, что сердце чародейка злая
          Уловит тотчас в золотой силок.
          А посему я зренью дал зарок
          Игрой лукавой не пленяться боле,
          Иначе, поздно распознав подлог,
          Потом вовек не выйти из неволи.
          Безумен тот, кто предпочтет взамен
          Свободе - плен, хоть золотой, но плен.

          Перевод А. Я. Сергеева

    66

          Edmund Spenser

          12. LXII

          The weary yeare his race now having run,
          The new begins his compast course anew:
          With shew of morning mylde he hath begun,
          Betokening peace and plenty to ensew.
          So let us, which this chaunge of weather vew,
          Chaunge eke our mynds, and former lives amend;
          The old yeares sinnes forepast let us eschew,
          And fly the,faults with which we did offend.
          Then shall the new yeares joy forth freshly send,
          Into the glooming world, his gladsome ray:
          And all these stormes, which now his b'eauty blend,
          Shall turne to caulmes, and tymely cleare away.
          So, likewise, Love! cheare you your heavy spright,
          And chaunge old yeares annoy to new delight.
          67

          Эдмунд Спенсер

          12. LХII
    Окончил путь усталый старый год, Явился новый в утреннем сиянье И начал мерных дней круговорот, Сулящий нам покой и процветанье. Оставим же за новогодней гранью С ушедшей прочь ненастною порой Ненастье душ и грешные деянья И жизни обновим привычный строй. Тогда веселье щедрою рукой Отмерит миру мрачному природа И после бурь подарит нам покой Под свежей красотою небосвода. Так и любовь - мы с нею поспешим От старых бед к восторгам молодым.

          Перевод А. Я. Сергеева Walter Ralegh

          13. SIR WALTER RALEGH TO HIS SONNE

          Three thinges there bee that prosper up apace
          And flourish, whilest they growe a sunder farr,
          But on a day, they meet all in one place,
          And when they meet, they one an other marr;
          And they bee theise, the wood, the weede, the wagg.
          The wood is that, which makes the Gallow tree,
          The weed is that, which stringes the Hangmans bagg,
          The wagg my pritty knave betokeneth thee.
          Marke well deare boy whilest theise assemble not"
          Green springs the tree, hempe growes, the wagg is wilde,
          But when they meet, it makes the timber rott,
          It fretts the halter, and it choakes the childe.
          Then bless thee, and beware, and lett us praye,
          Wee part not with thee at this meeting day.
          Уолтер Рэли

          13. СЫНУ

          Три вещи есть, не ведающих горя, Пока судьба их вместе не свела. Но некий день их застигает в сборе, И в этот день им не уйти от зла. Хе вещи: роща, поросль, подросток. Из леса в бревнах виселиц мосты. Из конопли веревки для захлесток. Повеса ж и подросток - это ты.
    Заметь, дружок, им врозь не нарезвиться. В соку трава, и лес, и сорванец. Но чуть сойдутся, скрипнет половица, Струной веревка - и юнцу конец.
    Помолимся ж с тобой об избежаньи Участия в их роковом свиданьи.

          Перевод Б. Л. Пастернака Philip Sidney

          FROM "ASTRPOPHEL AND STELLA

          14. Come, sleep; 0 sleep, the certain knot of peace,
          The baiting-place of wit, the balm of woe,
          The poor man's wealth, the prisoner's release,
          Th' indifferent judge between the high and low!

          With shield of proof, shield me from out the prease
          Of those fierce darts Despair at me doth throw;
          O make in me those civil wars to cease!
          I will good tribute pay, if thou do so.

          Take thou of me smooth pillow, sweetest bed,
          A chamber deaf to noise, and blind to light,
          A rosy garland and a weary head;
          And if these things, as being thine by right,

          Move not thy heavy grace, thou shalt in me,
          Livelier than elsewhere, Stella's image see.
          Филип Сидни

          ИЗ ЦИКЛА "АСТРОФИЛ И СТЕЛЛА"
    14. Приди, о Сон, забвение забот,
          Уму приманка, горестям бальзам,
          Свобода пленным, злато беднякам,
          Судья бесстрастный черни и господ!
          От жгучих стрел твой щит меня спасет -
          О, воспрепятствуй внутренним боям
          И верь, что щедро я тебе воздам,
          Когда прервешь междоусобья ход:
          Согласен я, чтоб ложе ты унес,
          Опочивальню тихую мою,
          И тяжесть в веждах, и гирлянды роз;
          А если все тебе я отдаю,

          Но не идешь ты, как молю о том,-
          Лик Стеллы в сердце покажу моем.

          Перевод В. В. Рогова Christopher Marlowe

          15. THE PASSIONATE SHEPHERD
          TO HIS LOVE

          Come live with me and be my Love,
          And we will all the pleasures prove
          That hills and valleys, dale and field,
          And all the craggy mountains yield.

          There will we sit upon the rocks
          And see the shepherds feed their flocks,
          By shallow rivers, to whose falls
          Melodious birds sing madriga1s.

          There will I make thee beds of roses
          And a thousand fragrant posies,
          A cap of flowers, and a kirtle
          Embroider'd all with leaves of myrtle.

          A gown made of the finest wool,
          Which from our pretty lambs we pull,
          Fair lined slippers for the cold,
          With buckles of the purest gold.

          A belt of straw and ivy buds
          With coral clasps and amber studs:
          And if these pleasures may thee move,
          Come live with me and be my Love.

          The shepherd swains shall dance and sing
          For thy delight each May-morning:
          If these delights thy mind may move,
          Then live with me and be my Love.
          Кристофер Мaрло

          15. СТРАСТНЫЙ ПАСТУХ -
          СВОЕЙ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ
    Приди, любимая моя! С тобой вкушу блаженство я. Открыты нам полей простор, Леса, долины, кручи гор.
    Мы сядем у прибрежных скал, Где птицы дивный мадригал Слагают в честь уснувших вод И где пастух стада пасет.
    Приди! Я плащ украшу твой Зеленой миртовой листвой, Цветы вплету я в шелк волос И ложе сделаю из роз.
    Тончайший я сотку наряд Из шерсти маленьких ягнят. Зажгу на башмаках твоих Огонь застежек золотых.
    Дам пояс мягкий из плюща, Янтарь для пуговиц плаща. С тобой познаю счастье я, Приди, любимая моя!
    Для нас весною у реки Споют и спляшут пастушки. Волненье сердца не тая, Приди, любимая моя!

          Перевод И. Н. Жданова William Shakespeare

          SONNETS

          16. XXI

          So is it not with me as with that Muse,.
          Stirr'd by a painted beauty to his verse,
          Who heaven itself for ornament doth use,
          And every fair with his fair doth rehearse,
          Making a couplement of proud compare,
          With sun and moon, with earth and sea's rich gems,
          With April's first-born flowers, and all things rare
          That heaven's air in this huge rondure hems.
          0, let me, true in love, but truly write,
          And then believe me, my love is as fair
          As any mother's child, though not,so-bright
          As those gold candles fixt in heaven*s air:
          Let them say more that like of hearsay well;
          I will not praise that purpose not to sell.

          17. LIV

          O, how much more doth beauty beauteous seem
          By that sweet ornament which truth doth give!
          The rose looks fair, but fairer it we deem
          For that sweet odour which doth in it live.
          The canker-blooms have full as deep a dye
          As the perfumed tincture of the roses,
          Hang on such thorns, and play as wantonly
          When summer's breath their masked buds discloses:
          Уильям Шекспир

          СОНЕТЫ

          16. ХХI

          Не соревнуюсь я с творцами од,
          Которые раскрашенным богиням
          В подарок преподносят небосвод
          Со всей землей и океаном синим.

          Пускай 'они для украшенья строф
          Твердят в стихах, между собою споря,
          О звездах неба, о венках цветов,
          О драгоценностях земли и моря.

          В любви и в слове - правда мой закон,
          И я пишу, что милая прекрасна,
          Как все, кто смертной матерью рожден,
          А не как солнце или месяц ясный.

          Я не хочу хвалить любовь мою,-
          Я никому ее не продаю!

          Перевод С. Я. Маршака

          17. ЕIU

          Прекрасное прекрасней во сто крат,
          Увенчанное правдой драгоценной.
          Мы в нежных розах ценим аромат,
          В их пурпуре живущий сокровенно.

          Пусть у цветов, где свил гнездо порок,
          И стебель, и шипы, и листья те же,
          И так же пурпур лепестков глубок,
          И тот же венчик, что у розы свежей,- William Shakespeare

          But, for their virtue only is their show,
          They live unwoo'd, and unrespected fade;
          Die to themselves. Sweet roses do not so;
          Of their sweet deaths are sweetest odours made.
          And so of you, beauteous and lovely youth,
          When that shall fade, my verse distills your truth.

          18. LXV

          Since brass, nor stone, nor earth, nor boundless sea,
          But sad mortality o'ersways their power,
          How with this rage shall beauty hold a plea,
          Whose action is no stronger than a flower?
          0, how shall summer's honey breath hold out
          Against the wrackful siege of battering days,
          When rocks impregnable are not so stout,
          Nor gates of steel so strong, but Time decays?
          0 fearful meditation! where, alack,
          Shall Time's best jewel from Time's chest lie hid?
          Or what strong hand can hold .his swift foot back?
          Or who his spoil of beauty can forbid?
          0, none, unless this miracle have might,
          That in black ink my love may still shine bright.

          19. LXVI

          Tired with all these, for restful death I cry,-
          As, to behold Desert a beggar born,
          And needy Nothing trimm'd in jollity,
          77

          Уильям Шекспир

          Они цветут, не радуя сердец,
          И вянут, отравляя нам дыханье.
          А у душистых роз иной конец:
          Их душу перельют в благоуханье.

          Когда погаснет блеск очей твоих,
          Вся прелесть правды перельется в стих.

          Перевод С. Я. Маршака


          18. LХU

          Уж если медь, гранит, земля и море
          Не устоят, когда придет им срок,
          Как может уцелеть, со смертью споря,
          Краса твоя - беспомощный цветок?

          Как сохранить дыханье розы алой,
          Когда осада тяжкая времен
          Незыблемые сокрушает скалы
          И рушит бронзу статуй и колонн?

          О, горькое раздумье!.. Где, какое
          Для красоты убежище найти?
          Как, маятник остановив рукою,
          Цвет времени от времени спасти? ..

          Надежды нет. Но светлый облик милый
          Спасут, быть может, черные чернила!

          Перевод С. Я. Маршака

          19. LХUI

          Измучась всем, я умереть хочу.
          Тоска смотреть, как мается бедняк,
          И как шутя живется богачу,

    78
    William Shakespeare

          And purest Faith unhappily forsworn,
          -And gilded Honour shamefully misplaced,
          And maiden Virtue rudely strumpeted,
          And right Perfection wrongfully disgraced,
          And Strength by limping' Sway disabled,
          And Art made tongue-tied by Authority,
          And Folly, doctor-like, controlling Skill,
          And simple Truth miscall'd Simplicity,
          And captive Good attending captain Ill:
          Tired with all these, from these would I be gone,
          Save that, to die, I leave my love alone.

          20. LXXIII

          That time of year thou mayst in me behold
          When yellow leaves, or none, or few, do hang
          Upon those boughs which shake against the cold,
          Bare ruin'd choirs, where late the sweet birds sang.
          In me thou see'st the twilight of such day
          As after sunset fadeth in the west;
          Which by and by black n'ight doth take away,
          Death's second self, that seals up all in rest.
          In me thou see'st the glowing of such fire,
          That on the ashes of his youth doth -lie,
          As the death-bed whereon it must expire,
          Consumed with that which it was nourisht by.
          This thou perceivest, which makes thy love more strong
          To love that well which thod must leave ere long.

          21. LXXVII

          Thy glass will show thee how thy beauties wear,
          Thy dial how thy precious minutes waste;
          The vacant leaves thy mind's imprint will bear,
          79

          Уильям Шекспир
    И доверять, и попадать впросак, И наблюдать, как наглость лезет в свет, И честь девичья катится ко дну, И знать, что ходу совершенствам нет, И видеть мощь у немощи в плену, И вспоминать, что мысли заткнут рот, И разум сносит глупости хулу, И прямодушье простотой слывет, И доброта прислуживает злу. Измучась всем, не стал бы жить и дня, Да другу трудно будет без меня.

          Перевод Б. Л. Пастернака

          20. LХХIII
    То время года видишь ты во мне, Когда из листьев редко где какой, Дрожа, желтеет в веток голизне, А птичий свист везде сменил покой... Во мне ты видишь бледный край небес, Где от заката памятка одна, И, постепенно взявши перевес, Их опечатывает темнота. Во мне ты видишь то сгоранье пня, Когда зола, что пламенем была, Становится могилою огня, А то, что грело, изошло дотла, И это видя, помни: нет цены Свиданьям, дни которых сочтены.

          Перевод Б. Л, Пастернака

          21. LХХUII
    Седины ваши зеркало покажет, Часы - потерю золотых минут. На белую страницу строчка ляжет - И вашу мысль увидят и прочтут. 80
    William Shakespeare

          And of this book this learning mayst thou taste.
          The wrinkles which thy glass will truly show,
          Of mouthed graves will give thee memory;
          Thou by thy dial's shady stealth mayst know
          Time's thievish progress to eternity.
          Look, what thy memory cannot contain,
          Commit to these waste blanks, and thou shalt find
          Those children nursed, deliver'd from thy brain,
          To take a new acquaintance of thy mind.
          These offices, so oft as thou wilt look,
          Shall profit thee, and much enrich thy book.

          22. XC

          Then hate me when thou wilt; if ever, now;
          Now, while the world is bent my deeds to cross,
          Join with the spite of fortune, make me bow,
          And do not drop in for an after-loss:
          Ah, do not, when my heart hath 'scaped this sorrow,
          Come in the rearward of a conquer'd woe;
          Give not a windy night a rainy morrow,
          To linger out a purposed overthrow.
          If thou wilt leave me, do not leave me last,
          When other petty griefs have done their spite,
          But in the onset come: so shall I taste
          At first the very worst of fortune's might;
          And other strains of woe, which now seem woe,
          Compared with loss of thee will not seem so.
          81

          Уильям Шекспир
    По черточкам морщин в стекле правдивом Мы все ведем своим утратам счет. А в шорохе часов неторопливом Украдкой время к вечности течет.
    Запечатлейте беглыми словами Все, что не в силах память удержать. Своих детей, давно забытых вами, Когда-нибудь вы встретите опять.
    Как часто эти найденные строки Для нас таят бесценные уроки.

          Перевод С. Я. Маршака
          22. ХС
    Уж если ты разлюбишь,- так теперь, Теперь, когда весь мир со мной в раздоре. Будь самой горькой из моих- потерь, Но только не последней каплей горя!
    И если скорбь дано мне превозмочь, Не наноси удара из засады. Пyсть бурная не разрешится ночь Дождливым утром - утром, без отрады.
    Оставь меня, но не в последний миг, Когда от мелких бед я ослабею. Оставь сейчас, чтоб сразу я постиг, Что это горе всех невзгод больнее,
    Что нет невзгод, а есть одна беда - Твоей любви лишиться навсегда.

          Перевод С. Я. Маршака 82

          William Shakespeare

          23. CXVI

          Let me not to the marriage of true minds
          Admit impediments. Love is not love
          Which alters when it alteration finds,
          Or bends with the remover to remove:
          O, nol it is an ever-fixed mark,
          That looks on tempests, and is never shaken,
          It is the star to every wandering bark,
          Whose worth's unknown, although his height be taken.
          Love's not Time's fool, though rosy lips and cheeks
          Within his bending sickle's compass come;
          Love alters not with his brief hours and weeks,
          But bears it out even to the edge of doom.
          If this be error, and upon me proved,
          I never writ, nor no man ever loved.

          24. C XXX

          My mistress' eyes are nothing like the sun;
          Coral.is. far more red than her lips' red;
          If snow be white, why then her breasts are dun;
          If hairs be wires, black wires grow on her head.
          I have seen roses damaskt, red and white,
          But no such roses see I in her cheeks;
          And in some perfumes is there more delight
          Than in the breath that from my mistress reeks.
          I love to hear her speak, yet well I know
          That music hath a far more. pleasing sound:
          I'grant I never saw a goddess go;
          My mistress, when she walks, treads on the ground.
          And yet, by heaven, I think my love as rare
          As any she belied with false compare.
          83

          Уильям Шекспир

          23. СХUI
    Мешать соединенью двух сердец Я не намерен. Может ли измена Любви безмерной положить конец? Любовь не знает убыли и тлена.
    Любовь - над бурей поднятый маяк, Не меркнущий во мраке и тумане, . Любовь - звезда, которою моряк Определяет место в океане.
    Любовь - не кукла жалкая в руках У времени, стирающего розы На пламенных устах и на щеках, И не страшны ей времени угрозы.
    А если я не прав и лжет мой стих,- То нет любви и нет стихов моих!

          Перевод С. Я. Маршака
          24. СХХХ
    Ее глаза на звезды не похожи, Нельзя уста кораллами назвать, Не белоснежна плеч открытых кожа, И черной проволокой вьется прядь.
    С дамасской розой, алой или белой, Нельзя сравнить оттенок -этих щек. А тело пахнет так, как пахнет тело, Не как фиалки нежный лепесток.
    Ты не найдешь в ней совершенных линий, Особенного света на челе. Не знаю я, как шествуют богини, Но милая ступает по земле.
    И все ж она уступит тем едва ли, Кого в сравненьях пышных оболгали.

          Перевод С. Я. Маршака 84
    William Shakespeare

          FROM оTHE TRAGICAL HISTORY OF HAMLET,
          PRINCE OF DENMARK"

          0! that this too too solid flesh would melt

          Thaw and resolve itself into a dew;
          Or that the Everlasting had not fix'd
          His canon 'gainst self-slaughter! O God! O God!
          How weary, stale, flat, and unprofitable
          Seem to me all the uses of this world!
          Fie on't! ah fie! 'tis an unweeded garden,
          That grows to seed! things rank and gross in nature
          Possess it merely. That it should come to this!
          But two months dead! nay, not so much, not two:
          So excellent a king; that was, to this,
          Hyperion to a satyr; so loving to my mother
          That he might not beteem the winds of heaven
          Visit her face too roughly. Heaven and earth!
          Must I remember? why, she would hang on him
          As if increase of appetite had grown
          By what it fed on; and yet, within a month -
          Let me not think on't.- Frailty, thy name is woman!
          A little month! or ere those shoes were old
          With which she follow'd my poor father's body,
          Like Niobe, all tears; why she, even she,-
          0 God! a beast, that wants discourse of reason,
          Would have mourn'd longer,- married with my uncle,
          My father's brother, but no more like my father
          Than I to Hercules. Within a month?
          Ere yet the salt of most unrighteous tears
          Had left the flushing in her galled eyes,
          She married. 0, most wicked speed, to post
          With such dexterity to incestuous sheets!
          It is not nor it cannot come to good;
          But break my heart, for I must hold my tongue!
          85

          Уильям Шекспир

          ТРАГЕДИЯ О ГАМЛЕТЕ, ПРИНЦЕ ДАТСКОМ


    25. О, если 6 этот плотный сгусток мяса
          Растаял, сгинул, изошел росой!
          Иль если бы предвечный не уставил
          Запрет самоубийству! Боже! Боже!
          Каким докучным, тусклым и ненужным
          Мне кажется все, что ни есть на свете!
          О мерзость! Это буйный сад, плодящий
          Одно лишь семя; дикое и злое
          В нем властвует. До этого дойти!
          Два месяца, как умер! Меньше даже.
          Такой достойнейший король! Сравнить их -
          Феб и сатир. Он мать мою так нежил,
          Что ветрам неба не дал бы коснуться
          Ее лица. О небо и земля!
          Мне ль вспоминать? Она к нему тянулась,
          Как если б голод только возрастал
          От насыщения. А через месяц,-
          Не думать бы об этом! Бренность, ты
          Зовешься: женщина! - и башмаков
          Не износив, в которых шла за гробом,
          Как Ниобея, вся в слезах,- она -
          О боже, зверь, лишенный разуменья,
          Скучал бы дольше! - замужем за дядей,
          Который на отца похож не боле,
          Чем я на Геркулеса. Через месяц!
          Еще и соль ее бесчестных слез
          На покрасневших веках не исчезла,
          Как вышла замуж. Гнусная поспешность -
          Tак броситься на одр кровосмешенья!
          Нет и не может в этом быть добра,-
          Но смолкни, сердце, скован мой язык!

          Перевод М. Л. Лозинского

    86

          William Shakespeare

          26. To be, or not to be: that is the question:
          Whether 'tis nobler in the mind- to suffer
          The slings and arrows of outrageous fortune,
          Or to take arms against a sea of troubles,
          And by opposing end them? - To die; - To sleep; -
          No more; and by a sleep to say we end
          The heart-ache and the thousand natural shocks
          That flesh 'is heir to,- 'tis a consummation
          Devoutly to be wish'd. To die; - to sleep; -
          To sleep! perchance to dream: - ay, there's the rub;
          For in that sleep of death what dreams may come,
          When we have shuffled off this mortal coil,
          Must give us pause: there's the respect
          That makes calamity of so long life;
          For who would bear the whips and scorns of time,
          The oppressor's wrong, the proud man's contumely,
          The pangs of dispised love; the law's delay,
          The insolence of office, and the spurns
          That patient merit of the unworthy takes,
          When he himself might his quietus make
          With a bare bodkin? who would these fardels bear,
          To grunt and sweat under a weary life,
          But that the dread of something after death,
          The undiscover'd country from whose bourn
          No traveller returns, puzzles the will,
          And makes us rather bear those ills we have
          Than fly to others that we know not of?
          Thus conscience does make cowards of us all,
          And thus the native hue of resolution
          Is sicklied o'er with the pale cast of thought,
          And enterprises of great pitch and moment
          With this regard their currents turn awry,
          And lose the name of action.
          87

          Уильям Шекспир

          * * *
    26. Быть или не быть - таков вопрос;
          Что благородней духом - покоряться
          Пращам и стрелам яростной судьбы
          Иль, ополчась на море смут, сразить их
          Противоборством? Умереть, уснуть -
          И только; и сказать, что сном кончаешь
          Тоску и тысячу природных мук,
          Наследье плоти,- как такой развязки
          Не жаждать? Умереть, уснуть.- Уснуть!
          И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность;
          Какие сны приснятся в смертном сне, .
          Когда мы сбросим этот бренный шум,-
          Вот что сбивает нас; вот где причина
          Того, что бедcтвия так долговечны;
          Кто снес бы плети и глумленье века,
          Гнет сильного, насмешку гордеца,
          Боль презренной любви, судей медливость,
          Заносчивость властей. и оскорбленья,
          Чинимые безропотной заслуге,
          Когда б он сам мог дать себе расчет
          Простым кинжалом? Кто бы плелся с ношей,
          Чтоб охать и потеть под нудной жизнью,
          Когда бы страх чего-то после смерти -
          Безвестный край, откуда нет возврата
          Земным скитальцам,- волю не смущал,
          Внушая нам терпеть невзгоды наши
          И не спешить к другим, от нас сокрытым?
          Так трусами нас делает раздумье,
          И так решимости природный цвет
          Хиреет под налетом мысли бледным,
          И начинанья, взнесшиеся мощно,
          Сворачивая в сторону свой ход,
          Теряют имя действия. Но тише!
          Офелия? - В твоих молитвах, нимфа,
          Да вспомнятся мои грехи.
          Перевод М. Л. Лозинского

    Thomas Campion

          FROM "A BOOKE OF AYRES"

          27. When thou must home to shades of under ground,
          .And there ariu'd, a newe admired guest,
          The beauteous spirits do ingirt thee round,
          White lope, blith Helen, and the rest,
          To heare the stories of thy finisht loue
          From that smoothe,toong whose musicke hell can moue;

          Then wilt thou speake of banqueting delights-,
          Of masks and reuels which sweete youth did make,
          Of Turnies and great challenges of knights,
          And all these triumphes for thy beauties sake:
          When thou hast told these honours done to thee,
          Then tell, 0 tell, how thou didst murther me.
          Томас Кэмпион

          КНИГА ПЕСЕН
    27. Когда твой срок придет в жилище теней,
          И к ним сойдя, ты гостьей вступишь в круг
          Твоим словам внимающих видений -
          Елены царственной, Иопы и подруг,-
          Словам, что ад разжалобить могли б,
          О том, как век любви твоей погиб.'

          Ты пиршества захочешь перечесть,
          Балы и маски - юности забаву
          И все, что лишь в твою творили честь,
          Все подвиги, красы твоей во славу.
          Но чар своих им рассказавши силу,
          Скажи, скажи, как ты меня сгубила.

          Перевод И. А. Лихачева Ben Jonson

          28. FROM "THE SAD SHEPHERD, OR A TALE
          OF ROBIN HOOD"

          Though I am young, and cannot tell,
          Either what Death or Love is, well,
          Yet I have heard they both bear darts
          And both do aim at human hearts:
          And then again, I have been told,
          Love wounds with heat, as Death with cold;
          So that I fear they do but bring
          Extremes to touch, and mean one thing.

          As in a ruin we it call
          One thing to be blown up, or fall;
          Or to our end, like way may have,
          By flash of lightning, or a wave:
          So Love's infamed shaft, or brand,
          May kill as soon as Death's cold hand;
          Except Love's fires the virtue have
          To fright the frost out of the grave.
          Бен Джонсон

          28. ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ
    Мне ль в лета юные мои. Судить о Смерти и Любви? Но я слыхал, что стрелы их Опасны для сердец людских; Нас одинаково разят И жар Любви, т Смерти хлад - Они, хоть облик их не схож, Готовят нам одно и то ж.
    Губительна любая часть - Быть взорванным иль в бездну пасть; Ударит гром, плеснет волна А пагуба от них одна; И так равны Любви огонь И Смерти хладная ладонь, Но все ж Любви способен пыл Мороз прогнать из тьмы могил.

          Перевод В. В. Рогова John Donne

          29. THE GOOD-MORROW

          I wonder by my troth, what thou, and I
          Did, till we lov'd? were we not wean'd till then?
          But suck'd on countrey pleasures, childishly?
          Or snorted we in the seaven sleepers den?
          'Twas so; But this, all pleasures fancies bee.
          If ever any beauty I did see,
          Which I desir'd, and got, 'twas but a dreame of thee.

          And now good morrow to our waking soules,
          Which watch not. one another out of feare;
          For love, all love of other sights controules,
          And makes one little roome, an every where.
          Let sea-discoverers to new worlds have gone,
          Let Maps to others, worlds on worlds have showne,
          Let us possesse one world, each hath one, and is orre.

          My face in thine eye, thine in mine appeares,
          And true plaine hearts doe in the faces rest,
          Where can we finde two better hemispheares
          Without sharpe North, without declining. West?
          What ever dyes, was not mixt equally;
          If our two loves be one, or thou and I
          Love so alike, that none doe slacken, none can die.

          30. SONG

          Goe, and catch a falling starre,
          Get with child a mandrake roote,
          Tell me, where all past yeares are,
          ДЖОН ДОНН

          29. С ДОБРЫМ УТРОМ
    До дней любви чем были мы с тобой? Нас будто от груди не отлучали. Иль тешились мы детскою игрой, Или в Пещере Семерых мы спали? Но было это все ничем для нас,- Я красоту увидел в первый раз В тот час, как встретил взгляд твоих желанных глаз.
    А нынче "С добрым утром!" говорим Мы душам, в страхе замершим смятенно; Любовь весь мир нам делает чужим И комнатку нам делает вселенной. ' Пускай, плывя на запад, моряки Откроют новые материки,- Для нас есть мир один, где мы с тобой близки!
    Мой лик в твоих глазах, а твой - в моих, И верным двум сердцам здесь так чудесно! Что лучше этих гемисфер? Ведь в них Нет вихрей норда, угасанья веста. Что смешано случайно, то умрет. Но если две любви в одну сведет Судьба, то, значит, нас в веках бессмертье ждет.

          Перевод Б. Б. Томашевского

          30. ПЕСНЯ

          Эй, лови, летит звезда!
          Мандрагору соблазни ты!
          Где минувшие года? 94
    John Donne

          Or who cleft the Divels foot,
          Teach me to heare Mermaides singing,
          Or to keep off envies stinging,
          And finde
          What winde
          Serves to advance an honest minde.

          If thou beest borne to strange sights,
          Things invisible to see,
          Ride ten thousand daies and nights,
          Till age snow white haires on thee,
          Thou, when thou retorn'st, wilt tell mee
          All strange wonders that befell thee,
          And sweare
          No where
          Lives a woman true, and faire.

          If thou findst one, let mee know,
          Such a Pilgrimage were sweet;
          Yet doe not, I would not goe,
          Though at next doore wee might meet,
          Though shee were true, when you met her,
          And last, till you write your letter,
          Yet shee
          Will bee
          False, ere I come, to two, or three.

    31. A VALEDICTION: FORBIDDING MOURNING



          As virtuous men passe mildly away,
          And whisper to their soules, to goe,
          Whilst some of their sad friends doe say,
          The breath goes now, and some say, no:

          So let us melt, and make no noise,
          No teare-floods, nor sigh-tempests move,
          T'were prophanation of our joyes
          To tell the layetie our love.

          ДЖОН ДОНН
    Черту кто рассек копыто? Песнь сирен понять сумей, Змея зависти убей!
          Где на свете
          Веет ветер, Что приветом честных встретит?
    И уж если ты рожден Для чудес и откровений, В путь ступай сквозь даль времен, Чтоб постигнуть смысл явлений... Ты вернешься в сединах
          Возвестить о чудесах...
          Пусть внимают
          Все и знают: Верных женщин не бывает.
    Если б хоть нашлась одна, Взял бы посох пилигрима... Если скажут: здесь она,- Я пройду спокойно мимо. Будь хоть ангел чистоты, Но, пока мне пишешь ты,
          Та девица
          Умудрится До меня с тремя слюбиться.

          Перевод Б. Б. Томашевского
    31. ПРОЩАНИЕ, ЗАПРЕЩАЮЩЕЕ ПЕЧАЛЬ

          Души смиреннейшей в ночи Ухода люди не услышат: Так тих он, что одни "почил" Промолвят, а другие - "дышит".
    Расстаться б так вот, растворясь Во мгле,- не плача ни о чем, нам; Кощунством было б тайны вязь Предать толпе непосвященной.
    John Donne

          Moving of th'earth brings harmes and feares,
          Men reckon what it did and meant,
          But trepidation of the spheares,
          Though greater farre, is innocent.

          Dull sublunary lovers love
          (Whose soule is sense) cannot admit
          Absence, because it doth remove
          Those things which elemented it.

          But we by a love, so much refin'd,
          That our selves know not what it is,
          Inter-assured of the mind,
          Care lesse, eyes, lips and hands to misse.

          Our two soules therefore, which are one,
          Though I must goe, endure not yet
          A breach, but an expansion,
          Like gold to ayery thinnesse beate.

          If they be two, they are two so
          As stiffe twin compasses are two,
          Thy soule the fixt foot, makes no show
          To move, but doth, if th'other doe.

          And though it in the center sit,
          Yet when the other far doth rome,
          It leanes, and hearkens af'ter it,
          And growes erect, as that comes home.

          Such wilt thou be to mee, who must
          Like th'other foot, obliquely runne;
          Thy firmnes makes my circle just,
          And makes me end, where I begunne.
          97

          Джон Донн

          Земли трясенье устрашит:
          Обвалу каждый ужаснется,
          Но, если где-то дрогнет ширь
          Небес, ничто нас не коснется.

          Так и любовь потрясена
          Земная - и не вспыхнет снова -
          Разлукой: подорвет она
          Ее столпы, ее основы.

          А нам, которые взвились
          В такую высь над страстью грубой,
          Что сами даже 6 не взялись
          Назвать...что нам глаза и губы?

          Их тлен союз наш не предаст,
          Уйдут они, - но не умрет он:
          Как золота тончайший пласт,
          Он только ширится под гнетом.

          И если душ. в нем две, взгляни,
          Как тянутся они друг к другу:
          Как ножки циркуля они
          В пределах все того же круга.

          О, как следит ревниво та,
          Что в центре, за другой круженьем,
          А после, выпрямляя стан,
          Ее встречает приближенье.

          Пусть мой по кругу путь далек
          И клонит долу шаг превратный,
          Есть ты - опора и залог
          Того, что я вернусь обратно.

          Перевод А. М. Шадрина

    Robert Herrick

          52. THE MAD MAID'S SONG

          Good-morrow to the day so fair,
          Good-morning, sir, to you;
          Good-morrow to mine own torn hair
          Bedabbled with the dew.
          Good-morning to this primrose too,
          Good-morrow to each maid
          That will with flowers the tomb bestrew
          Wherein my love is laid.

          . Ah! woe is me, woe, woe is me!
          Alack and well-a-day!
          For pity, sir, find out that bee
          Which bore my love away.

          I'll seek him in your bonnet brave,
          I'll seek him in your eyes;
          Nay, now I think they've made his grave
          I' th' bed of strawberries.

          I'll seek him there; I know ere this
          The cold, cold earth doth shake him;
          But I will go, or send a kiss
          By you, sir, to awake him.

          Pray hurt him not; though he be dead,
          He knows well who do love him,
          And who with green turfs rear his head,
          And who do rudely move him.

          He's soft and tender (pray take heed);
          With bands of cowslips bind him,
          And bring him home - but 'tis decreed
          That I shall never find him!
          Роберт Геррик

          32. ПЕСНЯ БЕЗУМНОЙ ДЕВЫ

          Ах, сэр, благослови Христос
          И утро голубое,
          И космы всклоченных волос,
          Покрытые росою;

          Благослови и первоцвет,
          И каждую девицу,
          Что от меня кладет букет
          На милую гробницу;

          И вас, мой добрый кавалер...
          Но, ах, какая жалость -
          Вы упустили муху, сэр,
          А с ней любовь умчалась.

          Но муха укусила вас,
          И взоры ваши дики...
          Нет-нет, любовь лежит сейчас
          Под грядкой земляники:

          Томится холодом земли,
          Недвижностью, молчаньем;
          А вы бы оживить могли
          Ее одним лобзаньем.

          Но, сэр, помягче, понежней -
          Не то ей будет больно;
          Нельзя же обращаться с ней
          Все время своевольно!

          Оплел бедняжку первоцвет;
          Эх, вам бы постараться
          Ее вернуть... Но тут запрет,
          И нам не увидаться.

          Перевод А. Я. Сергеевa
    George Herbert

          33. VERTUE

          Sweet day, so cool, so calm, so bright,
          The bridall of the earth and skie:
          The dew shall weep thy fall to night;
          For thou must die.

          Sweet rose, whose hue angrie and brave
          Bids the rash gazer wipe his eye:
          Thy root is ever in its grave,
          And thou must die.

          Sweet spring, full of sweet dayes and roses,
          A box where sweets compacted lie;
          My musick shows ye have your closes,
          And all must die.

          Onely a sweet and vertuous soul,
          Like season'd timber, never gives;
          But though the whole world turn to coal,
          Then chiefly lives.
          Джордж Герберт .

          зз. добродетель

          День тихий, солнечный, отрадный, С землею обручивший твердь. Роса твой сон оплачет хладный, Тебя ждет смерть.
    И ты, о ларчик начиненный Цветущей сладостью,- весна На смерть под голос похоронный Осужден
    И ты, цветок, что алой силой До слез иного доведешь, Твой корень обручен с могилой - И ты умрешь
    Лишь дух, вкусившый добродетель,
    Как дуб мореный, не гниет, Но, тленья общего свидетель, В веках живет

          И А. Лихачева Edmund Waller

          54. ON A GIRDLE

          That which her slender waist confined
          Shall now my joyful temples bind;
          No monarch but would give his crown
          His arms might do what this has done.

          It was my Heaven's extremest sphere,
          The pale which held that lovely dear:
          My joy, my grief, my hope, my love
          Did all within this circle move.

          A narrow compass! and yet there
          Dwelt all that's good, and all that's fair:
          Give me but what this ribbon bound,
          Take all the rest the Sun goes round!
          Эдмунд Уоллер

          34. ПОЯС
    Ее короткий поясок Пускай сжимает мой висок. Он - королевский мой венец, Каких не видел и дворец.
    Он был до нынешнего дня Небесной сферой для меня. Мою надежду, мой недуг Сжимал в объятьях этот круг.
    Круг не широк, но в нем найдешь Все доброе, чем свет хорош. За то, что было в том кругу, Я целый мир отдать могу.

          Перевод С. Я. Маршака John Milton

          55. ON SHAKESPEARE

          What needs my Shakespeare for his honour'd Bones,
          The 1abour of an age in piled Stones,
          Or that his hafiow'd reliques should be hid
          Under a Stary-pointing Pyramid?
          Dear son of memory, great heir of Fame,
          What need'st thou such weak witness of thy name?
          Thou in our wonder and astonishment
          Hast built thy self a live-long Monument.
          For whilst to th' shame of slow-endeavouring art,
          Thy easy numbers flow, and that each heart
          Hath from the leaves of thy unvalu'd Boot,
          Those Delphick lines with deer impression took,
          Then thou our fancy of it self bereaviag,
          Dost make us Marble with too much conceaving;
          And so Sepukher'd in such pomp dost lie,
          That Kings for such a Tomb would wish to die.

          36 ON HIS BLINDNNESS

          When I consider how my light is spent
          Ere half my days, in this dark world and wide,
          And that one talent which is death to hide
          Lodged with me useless, though my Soul more bent

          To serve therewith my Maker, and present
          My true account, lest He returning chide,-
          Doth God exact day-labour, lihght denied?
          I fondly ask: - But Patience to prevent
          ДЖОН МИЛЬТОН

          35. О ШЕКСПИРЕ

          Нуждается ль, покинув этот мир,
          В труде каменотесов мой Шекспир,
          Чтоб в пирамиде, к звездам обращенной,
          Таился прах, веками освященный?

          Наследник славы, для грядущих дней
          Не просишь ты свидетельства камней.
          Ты памятник у каждого из нас
          Воздвиг в душе, которую потряс.

          К позору нерадивого искусства
          Твои стихи текут, волнуя чувства.
          И в памяти у нас из книг твоих
          Оттиснут навсегда дельфийский стих.

          Воображенье наше до конца
          Пленив и в мрамор превратив сердца,
          Ты в них покоишься. Все короли
          Такую честь бы жизни предпочли!

          Перевод С. Я. Маршака

          36. О СЛЕПОТЕ
          Сонет

          Когда подумаю, что свет погас
          В моих глазах среди пути земного
          И что талант, скрывающийся в нас,
          Дарован мне напрасно, хоть готова
          Душа служить творцу и в должный час
          Отдать отчет, не утаив ни слова, -


          106
    John Milton
    That murmur, soon replies; God doth not need
          Either man's work or His own gifts: who best
          Bear His mild yoke, they serve Him best: His state
    Is kingly; thousands at His bidding speed
          And post o're land and ocean without rest: -
          They also serve who only stand and wait.

          37. FROM о PARADISE LOST

          BOOK III

          Hail, holy light, offspring of heav'n first-born
          Or of th' Eternal co-eternal beam
          May I express thee unblamed? since God is light,
          And never but in unapproached light
          Dwelt from eternity, dwelt then in thee,
          Bright effluence of bright essence increate.
          Or hear'st thou rather pure ethereal stream,
          Whose fountain who shall tell? before the sun,
          Before the heavens thou wert, and at. the voice
          Of God, as with a mantle, didst invest
          The rising world of waters dark and deep,
          Won from the void and formless infinite.
          Thee I revisit now with bolder wing,
          Escaped the Stygian pool, though long detain'd
          In that obscure sojourn; while in mv flight
          Through utter and through middle darkness borne,
          With other notes, than to th' Orphean lyre,
          I sung of Chaos and eternal Night,
          Taught by the heav'nly Muse to venture down
          The dark descent, and up to reascend,
          Though hard and rare: thee I revisit safe,
          And feel thy sov'reign vital lamp; but thou
          Revisit'st not these eyes, that roll in vain
          To find thy piercing ray, and find no dawn;
          107

          ДЖОН МИЛЬТОН
    "Как требовать труда, лишая глаз?" - Я вопрошаю. Но в ответ сурово Терпенье мне твердит: "Не просит бог Людских трудов. Он властвует над всеми. Служа ему, по тысячам дорог Мы все спешим, влача земное бремя".
    Но, может быть, не меньше служит тот Высокой воле, кто стоит и ждет.

          Перевод С. Я. Маршака

          37. ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ

    МИЛЬТОН, СЕТУЮЩИЙ НА СВОЮ СЛЕПОТУ
    Хвала, о музы, вам! Я зрел селенья звездны, Бесстрашно нисходил в подземны Ада бездны; Дерзая вновь парить в священный эмпирей, В пространство вечное лазоревых полей. Хочу я Небо зреть, сей новый мир блаженный, Светилом золотым согретый, озаренный - И се я чувствую огонь лучей его! Но свет угаснул их для взора моего: Зеницы тусклые во тьме ночной вращаю И тщетно средь небес я солнце зреть желаю. Увы, не просветит оно моих очей! Мой не увидит взор златых его лучей! Но ты, мой верный друг, божественная муза, Ты не прервешь со мной священного союза, Не перестанешь глас мой слабый оживлять, Когда я буду песнь святую воспевать! Скитаясь по горам, до облак вознесенным, Среди густых лесов, по берегам зеленым, Не наслаждаюсь я уже их красотой. В одном безмолвии беседую с тобой. Места, живившие мой томный дух смущенный, Гора Сионская, и ты, ручей священный, 108
    John Milton

          So thick a drop serene hath quench'd their orbs,
          Or dim suffusion veil'd. Yet not the more
          Cease I to wander where 'the Muses haunt
          Clear spring, or shady grove, or sunny hill,
          Smit with the love of sacred song; but chief
          Thee Sion, and the flowery brooks beneath,
          That wash thy hallow'd feet, and warbling flow,
          Nightly I visit; nor sometimes forget
          Those other two equall'd with me in fate,
          So were I equall'd with them in renown,
          Blind Thamyris and blind Maeonides,
          And Tiresias and Phineus prophets old.
          Then feed on thoughts, that voluntary move
          Harmonious numbers; as the wakeful bird
          Sings darkling, and in shadiest covert hid
          Tunes her nocturnal note: thus with the year
          Seasons return, but not to me returns
          Day, or the sweet approach of even or morn,
          Or sight of vernal bloom, or summer's rose,
          Or flocks, or herds, or human face divine;
          But cloud instead, and ever-during dark
          Surrounds me, from the cheerful ways of men
          Cut off, and for the book of knowledge fair
          Presented with a universal blank
          Of nature's works to me expunged and rased,
          And wisdom at one entrance quite shut out.
          So much the rather thou celestial Light
          Shine inward, and the mind through all her powers
          Irradiate, there plant eyes, all mist from thence
          Purge and disperse, that I may see and tell
          Of things invisible to mortal sight.
          109

          Джон Мильтон
    Что при стопах ее задумчиво журчишь И светлую лазурь между цветов катишь, Вас часто с музою, слепец, я посещаю! О, мужи славные, вас часто призываю Слепцы, живущие в бессмертных звуках лир, Тирезий, Хамарис, божественный Омир! Одним несчастием я с вами только равен! Увы! подобно вам почто и м не славен? Таким мечтанием дух слабый напитав И силу новую воображенью дав, Вселенной чудеса я с музой воспеваю И огнь души. моей в сих песнях изливаю. Так скромный соловей, в ночной, безмолвный час Сокрывшись в мрак лесов, лиет свой сладкий глас. И год, и день, и ночь - все снова возродится; Но для очей моих свет дня не возвратится; Мой взор не отдохнет на зелени холмов; Весна моя без роз и лето без плодов. Увы! я не узрю ни синих вод безмерных, Ни утренних лучей, ни пурпуров вечерних, Ни богомужнего и' кроткого лица, В чертах которого блистает лик Хворца. Вотще красуются цветов различны роды: Исчезли для меня все красоты природы! И небо и земля покрылись страшной тьмой - И книга дивная закрылась предо мной. Все пусто, вечною все ночью поглотилось И солнце для меня навеки закатилось. Простите навсегда, науки и труды, Сокровища искусств и мудрости плоды! Сокровищем искусств я больше не пленюся, Плодами мудрости уже не наслажуся: Все скрыла ночь! Но ты любимица небес, Сойди на помощь мне, расторгни мрак очес." О, муза, просвети меня огнем небесным! И не останусь я в потомстве неизвестным, Открыв бестрепетно в священной песни сей Сокрытое доднесь от смертного очей.

          Перевод Н. И. Гнедича Samuel Butler

          38. FROM оHUDIBRAS"

          For his Religion it was fit
          To match his Learning and his Wit:
          'Twas Presbyterian true blew,
          For he was of that stubborn Crew
          Of Errant Saints, whom all men grant
          To be the true Church Militant:
          Such as do build their Faith upon
          The holy Text of Pike and Gun;
          Decide all Controversies by
          Infallible Artillery;
          And prove their Doctrine Orthodox
          By Apostolic Blows and Knoclrs;
          Call Fire and Sword and Desolation,
          A godly-thorough-Reformation,
          Which always must be carry'd on,
          And still be doing; never done:
          As if Religion were intended
          For nothing else but to be mended.
          A Sect, whose chief Devotion lies
          In odd perverse Antipathies;
          In falling out with that or this,
          And finding somewhat still amiss:
          More peevish, cross, and spleenatick,
          Than Dog distract, or Monky sick.
          That with more care keep Holy-day
          Сэмюэл Батлер

          38. ГУДИБРАС
          (Отрывок) Себе, разумен и учен, Подстать и веру выбрал он - Был из пресвитерьян горячих, Из секты тех святош бродячих, Что ощутить нам дали всласть Воинствующей церкви власть, Свои отстаивая взгляды Патристикою канонады, При спорах в ход пуская град Мушкетно-сабельных цитат, И завершая диспут всякий Путем апостольской атаки, А буйство стали и огня Реформой божьей церкви мня - Реформой истинной и вечной, Поскольку можно бесконечно О вере диспуты вести И к единенью не придти. Злость и сварливость - вот приметы Тех, кто привержен к секте этой. Все не по ним, все им не так. Их своре нужен лишь пустяк, Чтоб в драку устремились рьяно Они, как псы иль обезьяны. Всегда не по нутру им тот, 112
    Samuel Butler

          The wrong, than others the right way:
          Compound for Sins, they are inclin'd to,
          By damning those they have no mind to;
          Still so perverse and opposite,
          As if they worshipp'd God for spight.
          The self-same thing they will abhor
          One way, and long another for.
          Free-will they one way disavow,
          Another, nothing else allow.
          All Piety consists therein
          In them, in other Men all Sin.


          113.

          Сэмюэл Батлер
    Кто не на их манер живет: Они ведь сами так греховны, Что все у них в грехах виновны. Вражда ко всем в них так сильна, Что и в молитвах их слышна. Они чего себе желают, Того 'другим не дозволяют: Свободу совести им дай, Но остальных ее лишай. Они одни - господни чада, Все прочие - исчадья ада.

          Перевод П. В. Мелковой Andrew Marvell

          39. THE DEFINITION OF LOVE

          My Love is of a birth as rare
          As 'tis for object strange and high:
          It was begotten by Despair
          Upon Impossibility.

          Magnanimous Despair alone
          Could show me so divine a thing,
          Where feeble Hope could ne'r have flown
          But vainly flapt its Tinsel Wing.

          And yet I quickly might arrive
          Where my extended Soul is fixt,
          But Fate does Iron wedges drive,
          And alwais crouds it self betwixt.

          For Fate with jealous Eye does see
          Two perfect Loves; nor lets them close:
          Their union would her ruine be,
          And her Tyrannick pow'r depose.

          And therefore her Decrees of Steel
          Us as the distant Poles have plac'd,
          (Though Loves whole World on us doth wheel)
          Not by themselves to be embrac'd.

          Unless the giddy- Heaven fall,
          And Earth some new Convulsion tear;
          And, us to joyn, the World should all
          Be cramp'd into a Planisphere. У

          Эндрю Марвелл

          39. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛЮБВИ

          Чудно Любви моей начало
          И сети, что она сплела:
          Ее Отчаянье зачало
          И Невозможность родила.

          Отчаянье в своих щедротах
          В такую взмыло высоту,
          Что у Надежды желторотой
          Застыли крылья на лету.

          И все же Цели той, единой,
          Я, верится, достичь бы мог,
          Не преграждай железным клином
          К ней каждый раз пути мне - Рок.

          С опаскою встречать привык он
          Двух Душ неистовую Страсть:
          Соединись они - и мигом
          Низложена Тирана власть.

          Вот почему его статутом
          Мы навек разъединены
          И, сердца вскруженные смутой,
          Обнять друг друга не вольны.

          Разве что рухнут Неба выси
          В стихий последнем мятеже,
          Все сплющив, и, как точки, сблизят
          Два полюса - на чертеже. 116
    Andrew Marvell

          As Lines so Loves oblique may well
          Themselves in every Angle greet:
          But ours so truly Paralel,
          Though infinite can never meet.

          Therefore the Love which us doth bind,
          But Fate so enviously debarrs,
          Is the Conjunction of the Mind,
          And Opposition of the Stars.
          117

          Эндрю Марвелл
    Свои в Любви есть линий ходы: Косым скреститься привелось, Прямые же, таясь, поодаль Легли, чтоб в Вечность кануть врозь.
    И мы - так. И Любви рожденье, Чей Року ненавистен рост, Есть Душ Взаимонахожденье И Противостоянье Звезд.

          Перевод А. М Шадрина John Dryden

          40. ALEXANDER'S FEAST; OR, THE POWER
          OF MUSIC

          'Twas at the royal feast, for Persia won
          By Philip's warlike son:
          Aloft in awful state
          The godlike hero sate
          On his imperial throne:
          His valiant peers were plac'd around,
          Their brows with roses and with myrtle bound:
          So should desert in arms be crown'd.
          The lovely Thais by his side
          Sat, -like a blooming Eastern bride,
          In flow'r of youth and beauty's pride.
          Happy, happy, happy pair!
          None but the brave,
          None but the brave,
          None but the brave deserves the fair.

          Timotheus, plac'd on high
          Amid the tuneful quire,
          With flying fingers touch'd the lyre:
          The trembling notes ascend the sky,
          And heavenly joys inspire.
          The song began from Jove;
          Who left his blissful seats above.
          (Such is the power of mighty Love!)
          A dragon's fiery form belied the god,
          Sublime on radiant spheres he rode,
          When he to fair Olympia press'd,
          And stamp'd an image of himself, a sovereign of the
          world.
          The listening crowd admire the lofty sound,
          A present deity! they shout around:
          A present deity, the vaulted roofs rebound.
          Джон Драйден
    40. ПИРШЕСТВО АЛЕКСАНДРА,
          ИЛИ СИЛА ГАРМОНИИ
    По страшной битве той, где царь Персиды пал, Оставя рать, венец и жизнь в кровавом поле,
          Возвышен восседал,
          В сиянье на престоле, Красою бог, Филиппов сын. Кругом - вождей и ратных чин; Венцами роз главы увиты: Венец есть дар тебе, сын брани знаменитый! Таиса близ царя сидит, Любовь очей, востока диво; Как роза,- юный цвет ланит, И полон страсти взор спыдливый.
          Блаженная чета!
          Величие с красою! '
          Лишь бранному герою, Лишь смелому в боях наградой красота! И зрелся Тимотей среди поющих клира; Летали персты по струнам; Как вихорь, мощный звон стремился к небесам; Звучала радостию лира. От Зевса песнь ведет певец: "О власть любви! Богов отец, Свои покинув громы, с трона,
          Под дивным образом дракона,
          Нисходит в мир; дугами вьет
          Огнечешуйчатый хребет;
          В нем страсти пышет вожделенье; 120
    John Dryden

          With ravish'd ears,
          The monarch hears,
          Assumes the god,
          Affects to nod,
          And seems to shake the spheres.

          The praise of Bacchus then the sweet musician
          sung,
          Of Bacchus ever fair, and ever young:
          The jolly god in triumph comes;
          Sound the trumpets, beat the drums;
          Flush'd with a purple grace
          He shows his honest face.
          Now give the hautboys breath; he comes,
          he comes!
          Bacchus, ever, fair and young,
          Drinking joys did first ordain:
          Bacchus' blessings are a treasure,
          Drinking is the soldier's pleasure;
          Rich the treasure,
          Sweet the pleasure;
          Sweet is pleasure after pain.

          Sooth'd with the sound, the king grew vain,
          Fought all his battles o'er again,
          And thrice he routed all his foes, and thrice he
          slew the slain.
          The master saw the madness rise;
          His glowing cheeks, his ardent eyes;
          And, while he heav'n and earth defied,
          Chang'd his hand, and check'd his pride.
          He chose a mournful Muse,
          Soft pity to infuse:
          He sung Darius great and good,
          By too severe a fate,
          Fallen, fallen, fallen, fallen,
          Fallen from his high estate,
          And welt'ring in his blood;
          121

          Джон Драйден
    К Олимпии летит, к грудям ее приник, Обвил трикраты стан - и вот Зевесов лик! Вот новый царь земле! Зевесово рожденье!" И строй внимающих восторгом распален; Клич шумный: Царь наш бог! И стар и млад
          воспрянул И звучно: Царь наш бог! по сводам отзыв грянул. Царь славой упоен; Зрит звезды под стопою; И мыслит: он - Зевес; И движет он главою, И мнит - подвигнул свод небес. Хвалою Бахуса воспламенились струны: "Грядет, грядет веселый бог, Всегда прекрасный, вечно юный. Звучи, кимвал; раздайся, рог; Наш Бахус светлый, сановитый; Как пурпур, пламенны ланиты; Звучи, труба! грядет, грядет! Из кубков пена с шумом бьет; Кипит в ней пламень сладострастный. Пей, воин! дар тебе сосуд. О, Вакха дар бесценный! Вином воспламененный,
          Забудь, сын брани, бранный труд". И царь, волнуем струн игрою, В мечтах сзывает рати к бою; Трикраты враг сраженный иМ сражен; Хрикраты пленный брошен в плен.
          Певец зрит гнева пробужденье
          В сверкании очей, во пламени ланит; И небу и ' земле грозящу ярость зрит... Он струны укротил; их заунывно пенье; Едва ласкает слух задумчивый их глас, И жалость на струнах смиренных родилась. Он Дария поет: "Царь добрый! Царь великий! Кто равен с ним?.. Но рок свой грозный суд послал;
          Он пал, он страшно пал;
          Нет Дария-владыки 122
    John Dryden

          Deserted, at his utmost need,
          By those his former bounty fed,
          On the bare earth expos'd he lies,
          With not a friend to close his eyes.
          With downcast look the joyless victor sate,
          Revolving in his alter'd soul
          The various turns of chance below;
          And now and then a sigh he stole,
          And tears began to, flow.

          The mighty master smil'd to see
          That love was in the next degree:
          'Twas but a kindred sound to move';
          For pity melts the mind to love.
          Softly sweet, in Lydian measures,
          Soon he soothed his soul to pleasures,
          War, he sung, is toil and trouble;
          Honour but an empty bubble;
          Never ending, still beginning,
          Fighting still, and still destroying:
          If the world be worth thy winning,
          Think, oh think it worth enjoying!
          -Lovely Thais sits beside thee,
          Take the good the gods provide thee.
          The many rend the skies with loud applause;
          So love was crown'd, but Music won the cause.
          The prince, unable to conceal his pain,
          Gaz'd on the fair
          Who caused his care,-
          And sigh'd and look'd, sigh'd and look'd,
          Sigh'd and look'd, and sigh'd again,
          At length, with love and wine at once oppress'd
          The vanquish'd victor sunk upon her breast.

          Now strike the golden lyre again:
          And louder yet, and yet a louder strain.-
          Break his bands of sleep asunder,
          And rouse him, like a rattling peal
          of thunder,
          Джон Драйден
    В кипящей зыблется крови; От всех забыт в ужасной доле; Нет в мире для него любви; Хладеет на песчаном поле; Где друг - глаза ему смежить, И прахом сирую главу его покрыть?"
    Сидел герой с поникшими очами; Он мыслию прискорбной пробегал Стези судьбы, играющей царями; За вздохом вздох из груди вылетал. И пролилась печаль его слезами.
    И дивный песнопевец зрит, Что жар любви уже горит В душе, вкусившей сожаленья - И песнь взыграл он наслажденья: "Проснись, Лидийский брачный глас; Проникни душу, пламень сладкой; О, витязь! жизнь - крылатый час; Мы радость ловим здесь украдкой; Летучей пены клуб златой, Надутый пышно и пустой - Вот честь, надменных душ забава; Народам казнь героев слава. Спеши быть счастлив, бог земной; Таиса, цвет любви, с тобой; К тебе ласкается очами; В груди желанья тайный жар, И дышет страсть ее устами. Вкуси любовь - бессмертных дар". Восстал от сонма клич и своды восстенали: "Хвала и честь любви! певцу хвала и честь!" И полон сладостной печали, Очей не может царь задумчивых отвесть От девы, страстью распаленной; Блажен своей тоской; что взгляд, то нежный вздох; Горит и гаснет взор, желаньем напоенный, И, томный, пал на грудь Таисы полубог. 124 -
    John Dryden

          Hark, hark, the horrid sound
          Has rais'd up his head;
          As awak'd from the dead,
          And amaz'd, he stares around.
          Revenge, revenge, Timotheus cries,
          See the Furies arise,
          See the snakes that they rear,
          How they hiss in their hair,
          And the sparkles that flash from their eyes!
          Behold a ghastly band,
          Each a torch in his hand!
          Those are Grecian ghosts, that in battle were
          slain,
          And unburied remain,
          Inglorious on the plain;
          Give the vengeance due
          To the valiant crew.
          Behold how they toss their torches on high,
          How they point to the Persian abodes,
          And glitt'ring temples of their hostile gods!
          The princes applaud with a furious joy;
          And the King seiz'd a flambeau, with zeal to
          destroy;
          Thais led the way,
          To light him to his prey,
          And, like another Helen, fir'd another Troy.

          Thus, long ago
          Ere heaving bellows learn'd to blow,
          While organs yet were mute,
          Timotheus to his breathing flute
          And sounding lyre
          Could swell the soul to rage, or kindle soft
          desire.
          At last divine Cecilia came,
          Inventress of the vocal frame;
          The sweet enthusiast, from her sacred store,
          Knlarg'd the former narrow bounds,
          And added length to solemn sounds.
          125

          Джон Драйден
    Но струны грянули под сильными перстами, Их страшный звон, как с треском падший гром; Звучней, звучней... поднялся царь; кругом
          Он бродит смутными очами;
          Разрушен неги сладкий сон;
          Исчезла прелесть вожделенья, И слух его разит тяжелый, дикий стон:
          "Сын брани, мщенья! мщенья!
          Покорствуй гневу Эвменид;
          Се девы казни! страшный вид!
          Смотри! смотри! меж волосами
          Их змеи страшные шипят,
          Сверкают грозными очами,
          Зияют, жалами блестят...
          Но что? Там бледных теней лики;
          Воздушный полк на облаках;
          Несутся... светочи в руках;
          Их грозен вид; их взоры дики;
          То воины твои... сраженным в битве нет
          Последней дани погребенья;
          Пустынный вран их трупы рвет,
          И воют: мщенья! мщенья! Бежит от их огней пожар по небесам; Бедой на Персеполь их гневны очи блещут;
          Туда погибель мещут; К мечам! Бойницы в прах! Огню и дом и храм!.."
          И сонмы всколебались к брани;
          На щит и меч упали длани; И царь погибельный светильник воспалил. О горе, Персеполь! грядет владыка сил;
          Таиса, вождь герою,
          Елена новая, зажжет другую Трою.
    ~ак древней лиры глас - когда еще молчал
          Органа мех чудесный -
          Перстам послушный, оживлял В душе восторг, и гнев, и чувства жар прелестный. Но днесь другую жизнь гармонии дала
          Сесилия, творец органа. 126
    John Dryden

          With nature's mother-wit, and arts unknown
          before.
          Let old Timotheus yield the price,
          Or both divide the crown;
          He rais'd a mortal to the skies:
          She drew an angel down.
          Джон Драйден
    Бессмертным вымыслом художница слила Протяжность с быстротой, звон лиры, гром тимпана И пенье нежных флейт. О, древних лет певец,
          Клади к ее стопам заслуг твоих венец...
          Но нет! вы равны вдохновеньем!
          Им смертный к небу вознесен;
          На землю ангел низведен
          Ее чудесным сладкопеньем!

          Перевод В. А. Жуковского Jonathan Swift

          41. FROM "VERSES ON THE DEATH OF DR. SWIFT *

          Occasioned by reading a Maxim in Rochefoulcault:
    "Dans 1'adversite de nos meilleurs amis, nous trouvons toujours quelque chose, qui ne nous deplait pas."

          As Rochefoulcault his Maxims drew
          From Nature, I believe 'em true:
          They argue no corrupted Mind
          In him; the Fault is in.Mankind.

          This Maxim more than all the rest
          Is thought too base for human Breast;
          "In all Distresses of our Friends
          We first consult. our private Ends,
          While Nature kindly bent to ease us,
          Points out some Circumstance to please us."

          If this perhaps your Patience move
          Let Reason and Experience prove.

          We all behold with envious Eyes,
          Our Equal rais'd above our Size;
          Who wou'd not at a crowded Show,
          Stand high himself, keep others low?
          I love my Friend as well as you,
          But would not have him stop my View;
          Then let him have the higher Post;
          I ask but for an Inch at most.

          If in a Battle you should find,
          One, whom you love of all Mankind,
          Had some heroick Action done,
          A Champion kill'd, or Trophy won;
          Джонатан Свифт

          41. СТИХИ НА СМЕРТЬ ДОКТОРА СВИФТА,

          написанные по прочтении следующей сентенции из Лафошфуко:




          (Отрывок)

          Француз Рошфуко "Максимы"
          Для многих непереносимы
          Его бранят за злобный нрав,
          Не замечая, сколь он прав.

          Считают низкой клеветою
          Его суждение простое:
          "Мы все,- когда друзья в беде,-
          Печемся о своей нужде
          И, следуя благой природе,
          Себе приятность в том находим".

          Кто этой мыслью возмущен,
          Пускай себя проверит он.

          Всех наших ближних возвышенье
          В нас вызывает раздраженье.
          Столпились люди; кто из них
          Не влез бы выше остальных?
          Хоть он мой друг, но мне завидно,
          Коль видит он, а мне не видно!
          Нет, лучше влезть мне самому,
          Чтоб видеть мне, а не ему.

          Пусть некто, столь любимый вами,
          Что трудно выразить словами, 130
    Jonathan Swift

          Rather than thus be over-topt,
          Would you not wish his Lawrels cropt?

          Dear honest Ned is in the Gout,
          Lies rackt with Pain, and you without:
          How patiently you hear him groan!
          How glad the Case is not your own!

          What Poet would not grieve to see,
          His Brethren write as well as he?
          But rather than they should excel,
          He'd wish his Rivals all in Hell.

          Her End when Emulation misses,
          She turns to Envy, Stings and Hisses;
          The strongest Friendship yields to Pride,
          Unless the Odds be on our Side.

          Vain human Kind! Fantastick Race!
          Thy various Follies, who can trace?
          Self-love, Ambition, Envy, Pride,
          Their Empire in our Hearts divide:
          Give others Riches, Power, and Station,
          'Tis all on me an Usur.pation.
          I have no Title to aspire;
          Yet, when you sink, I'seem the higher.
          In POPE, I cannot read a Line,
          But with a Sigh, I wish it mine:
          When he can in one Couplet fix
          afore Sense than I can do in Six:
          It gives me such a jealous Fit,
          I cry, Pox take him, and his Wit.

          Why must I be outdone by GAY,
          In my own hum'rous biting Way?

          ARBUTHNOT is no more my Friend,
          Who dares to Irony pretend;
          131

          Джонатан Свифт
    Прославит в доблестном бою Себя и армию свою; Неужто вы б не захотели, Чтоб эти лавры облетели?

          Разбит подагрой добрый Нед, Бедняк страдает, вы же - нет; Стенанья слышать так легко вам
          И чувствовать себя здоровым!

          Какой поэт бывает рад, Что преуспел его собрат, И не находит в том причины Желать сопернику кончины?

          Чужого превосходства вид Нас раздражает и гневит, А дружба лишь тогда прелестна, Когда сравненье с другом лестно.

          О суетный, тщеславный род! Твои безумства кто сочтет? Коварство, зависть, спесь, гордыня В сердцах господствуют доныне.
    Богатый, сильный меж людей В моих глазах всегда злодей. Пусть я ничтожен, вроде мыши, Но пали вы - кажусь повыше.

          Творений Попа каждый слог Во мне рождает тяжкий вздох: Он уместит, умен и краток, В две строчки то, что я - в десяток. Не в силах этого стерпеть, Кричу я: "Чтоб ему сгореть! "

          Я злюсь, когда сатиры Гэя Моих изящней и острее. 132
    Jonathan Swift

          Which I was born to introduce,
          Refin'd it first, and shew'd its Use.

          St.JOHN, as well as PULTNEY knows,
          That I had some Repute for Prose;
          And till they drove me out of Date,
          Could maul a Minister of State:
          If they have mortify'd my Pride,
          And made me throw my Pen, aside;
          If with such Talents Heav'n hath blest 'em
          Have I not Reason to detest 'em?

          To all my Foes, dear Fortune, send
          Thy Gifts, but never to my Friend;
          I tamely can endure the first,
          But, this with Envy makes me burst.

          Thus much may serve by way of Proem,
          Proceed we therefore to our Poem.
          133

          Джонатан Свифт

          И Арбешнот противен мне Своей иронией вдвойне; Ведь я открыл ее значенье И первый ввел в употребленье.

          Сеит-Джоиу с Пултни знать не грех, Что в прозе я имел успех, И были дни, когда я быстро Умел пером сразить министра. Когда ж теперь взамен моих Читаются памфлеты их, Я, принужденный это видеть, Могу ли их не ненавидеть?

          Пусть одарен Фортуной вдруг Наш недруг, только бы не друг; Мы первое стерпеть готовы, Но не переживем второго.

          Так, завершив пролог к поэме,
          Мы переходим к главной теме.

          Перевод Ю. Д. Левина

    John Gay

          42. THE HARE AND MANY FRIENDS
          (A Fable)
          Friendship, like love, is but a name,
          Unless to one you stint the flame.
          The child, whom many fathers share,
          Hath seldom known a father's care.
          'Tis thus in friendships; who depend
          On many, rarely find a friend.
          A Hare who, in a civil way,
          Comply'd with every thing, like Gay,
          Was known by all the bestial train
          Who haunt the wood, or graze the plain;
          Her care was never to offend;
          And every creature was her friend.
          As forth she went at early dawn,
          To taste the dew-besprinkled lawn,
          Behind she hears the hunter's cries,
          And from the deep-mouth'd thunder flies.
          She starts, she stops, she pants for breath;
          She hears the near advance of death;
          She doubles, to mislead the hound,
          And measures back her mazy round;
          Till, fainting in the public way,
          Half-dead with fear she gasping lay.
          What transport in her bosom grew,
          When first the Horse appear'd in view!
          "Let me,". says she, "your back ascend,
          And owe my safety to a friend.
          You know my feet betray my flight:
          To friendship every burthen's light."
          The Horse reply'd, "Poor honest Puss,
          It grieves my heart to see thee thus:
          -Be comforted, relief is near,
          For all your friends are in the rear."
          She next the stately Bull implor'd;
          Джон Гей

          42. ЗАЯЦ И ЕГО ДРУЗЬЯ
          (Баснь) Знакомство, дружество пустые суть названья, Когда заводим их без всякого вниманья; Приятелей себе кто многих наберет - Едва ль и одного в несчастии найдет..
    Один из зайцев свел знакомство со скотами, Которые без рог, и с колкими рогами, (Описывать их здесь нет нужды никакой) С природною своей сердечной добротой При каждых спорах их бывал на все согласен, И страсть имел, кak Гей, великую до басен - За что всяк зайчика любезным называл И в дружбе каждый раз встречаясь уверял - При жизни таковой он прыгал и резвился, И пред подобными себе везде гордился.
    Однажды выскочив с зарею на лужок, Чтоб травки пощипать, запрятался в кусток; Но вдруг он слышит лай и труб ужасны звуки! Чтоб не попасть ему к тиранам в -страшны руки, Бросается туда, сюда - опять назад; Повсюду за собой собак злых видит ряд.- Подсеклись наконец его от страха ноги, Едва дыша упал среди большой дороги.
    Но тут какой восторг в груди его восстал, Когда идущую он лошадь увидал. Позволь, вскричал, о конь! мне на тебе укрыться, И тем от видимой беды освободиться, Надежда на тебя осталась мне одна, А помощь всякая для дружбы нетрудна. 136
    John Gay

          And thus reply'd the mighty lord:
          "Since every beast alive can tell
          That I sincerely wish you well,
          I may, without offence, pretend
          To take the freedom of a friend.
          Love calls me hemrce; a favourite cow
          Expects me near yon barley-mow;
          And, when a lady's in the case,
          You know, all other things give place.
          To leave you thus might seem unkind"-
          But, see, the Goat is just behind"
          The Goat remark'd, her pulse was high,
          Her languid head"her heavy eye:
          "My back," says he, "may do you harm;
          The Sheep's at hand, and wool is warm."
          The Sheep was feeble, and complain'd,
          His sides a load of wool sustain'd;
          Said he was slow, confess'd his fears;
          For Hounds eat Sheep as well as Hares.
          She now the trotting CaN address'',
          To save from death a friend distress'd.
          "Shall I," says he, "of tender age,
          In this important care engage?
          Older and abler pass'd you by;
          How strong are those! how weak am I!
          Should I presume to bear you hence,
          Those friends of mine may take offence.
          Excuse me, then; you know my heart;
          But dearest friends, alas! must part.
          How shall we all lament! Adieu;
          For, see, the Hounds are just in view."
          137

          Джон Гей
    Я к другу был всегда расположен сердечно, Сказал ему тот конь, ты знаешь сам конечно; Да с важным делом я теперь ко льву иду, Утешься - вот здесь все друзья твои в виду!
    Оставя лошадь, он к быку стремглав пустился, Но также хорошо и сей отговорился: Все знают, что тебе желаю я добра, И как твой друг, скажу: давно идти пора - Вон к этой, видишь ли, пригоженькой корове, Открылся коей я вчера в моей любви; Мне жаль, что я тебя в несчастии нашел, Но радуйся, к тебе идет твой друг козел!
    Козел, приметя в нем отменно жил биенье И смертную в глазах померклость и томленье, Моя спина тебе вредна, в ответ сказал, И на овцу ему рогами указал.
    Овца была слаба, притом же и боялась, Чтоб в. зубы и сама собакам не досталась: К теленку наконец в отчаяньи прибег. Но равной получен и от него успех. Возможно ли, чтоб я, млад будучи летами, Сравняться возмечтал с великими скотами? Из них тебе никто не захотел помочь И всякий от тебя бежал скорее прочь; Так мне ли одному на помощь покуситься? И как после того глазам их появиться. Я плачу по тебе! - Чу! слышу гончих лай, Они бегут, бегут! прощай, мой друг, прощай!

          Перевод И. Ильинского Alexander Pope

          49. FROM оWINDSOR FOREST

          Above the rest a rural nymph was famed,
          Thy offspring, Thames! the fair Lodona named;
          (Lodona's fate, in long oblivion cast,
          The Muse shall sing, and what she sings shall last.)
          Scarce could the goddess from her nymph be known,
          But by the crescent, and the golden zone.
          She scorned the praise of beauty, and the care;
          A belt her waist, a fillet binds her hair;
          A painted quiver on her shoulder sounds,
          And with her dart the flying deer she wounds.
          It chanced, as eager of the chase, the maid
          Beyond the forest's verdant limits strayed,
          Pan saw and loved, and, burning with desire,
          Pursued her flight, her flight increased his fire.
          Not half so swift the trembling doves can fly,
          When the fierce eagle cleaves the liquid sky;
          Not half so swiftly the fierce eagle moves,
          When through the clouds he drives the trembling doves;
          As from the god she flew with furious pace,
          Or as the god, more furious, urged the chase.
          Now fainting, sinking, pale, the nymph appears;
          Now close behind, his sounding steps she hears;
          And now his shadow reached her as she run,
          His shadow lengthened by the setting sun;
          And now his shorter breath, with sultry air,
          Pants on her neck, and fans her parting hair.
          In vain on father Thames she calls for aid,
          Nor could Diana help her. injured maid.
          Faint, breathless, thus she prayed, nor prayed
          in vain:
          "Ah Cynthial ah - though banished from thy train,
          Let me, 0 let me, to the shades repair,
          My native shades - there weep, and murmur there."
          Александр Поп

          43. ВИНДЗОРСКИЙ ЛЕС
          (Отрывок)
    Из юных нимф ее дочь Тамеса, Лодона, Была славнее всех; и взор Эндимиона Лишь потому ее с Дианой различал, Что месяц золотой богиню украшал. Но, смертных и богов пленяя, не пленялась." Одна свобода ей с невинностью мила, И ловля птиц, зверей - утехою была. Одежда легкая на нимфе развевалась, Зефир играл в ее струистых волосах, Резной колчан звенел с стрелами на плечах, И меткое копье за серною свистало. Однажды Пан ее увидел, полюбил, И сердце у него желаньем воспылало. Она бежит... В любви предмет бегущий мил, И нимфа робкая стыдливостью своею Для дерзкого еще прелестнее была. Как. горлица летит от хищного орла, Как яростный орел стремится вслед за нею, Так нимфа от него, так он за нимфой вслед - И ближе, ближе к ней... Она изнемогает, Слаба, бледна... В глазах ее темнеет свет. Уже тень Панова Лодону настигает, И нимфа слышит стук ног бога за собой, Дыхание его, как ветер, развевает Ей волосы... Тогда, оставлена судьбой, В отчаяньи своем несчастная, к богине Душою обратясь, так мыслила: "Спаси, О Цинтия! меня; в дубравы пренеси, На родину мою! Ах! Пусть я там отныне Стенаю горестно и слезы лью ручьем! " Исполнилось... И вдруг, как будто бы слезами Излив тоску свою, она течет струями, Стеная жалобно в журчании своем. 140
    Alexander Pope

          She said, and melting as in tears she lay,
          In a soft silver stream dissolved away.
          The silver stream her virgin coldness keeps,
          For ever murmurs, and for ever weeps;
          Still bears the name the hapless virgin bore,
          And bathes the forest where she ranged before.
          In her chaste current oft the goddess laves,
          And with celestial tears augments the waves.
          Oft in her glass the musing shepherd spies
          The headlong mountains and the downward skies,
          The watery landscape of the pendant woods,
          And absent trees that tremble in the floods;
          In the clear azure gleam the flocks are seen,
          And floating forests paint the waves with green,
          Through the fair scene roll slow the lingering streams,
          Then foaming pour along, and rush into the Thames.

          44. THE DYING CHRISTIAN TO HIS SOUL

          Ode

          Vital spark of heavenly flame!
          Quit, oh quit this mortal frame:
          Trembling, hoping, lingering, flying,
          Oh the pain, the bliss of dying!
          Cease, fond Nature, cease thy strife,
          And let me languish into life!

          II

          Hark! they whisper; Angels say,
          "Sister Spirit, come away."
          What is this absorbs me quite?
          Steals my senses, shuts my sight,
          Drowns my spirits, draws my breath?
          Tell me, my Soul, can this be Death?
          141

          Александр Поп
    Поток сей и теперь Лодоной называем. Чист, хладен, как она; тот лес им орошаем, Где нимфа некогда гуляла и жила. Диана моется в его воде кристальной, .И память нимфина доныне ей мила: Когда вообразит ее конец печальный, Струи сливаются с богининой слезой. Пастух, задумавшись, журчанью их внимает, Сидя под тению, в них часто созерцает
          Луну у ног своих и горы вниз главой, Плывущий ряд дерев, над берегом висящих И воду светлую собою зеленящих. Среди прекрасных мест излучистым путем Лодона тихая едва-едва струится, Но вдруг, быстрее став в течении своем,
          Спешит с отцом .ее навек соединиться.

          Перевод Н. М. Карамзина

          44. УМИРАЮЩИЙ ХРИСТИАНИН
    Небесного огня божественная искра,
          Душа, сбрось смертные одежды
          Болезней, страха и надежды,
          О, жалкая игра!
          Оковы разорви природы, Пари к источнику и жизни и свободы!
          Теперь твоя пора!
    Внемли, как ангелы вокруг тебя вещают:
          "К нам, милая сестра, скорее!"
          Мой взор становится тусклее;
          Я не могу дышать;
          Потеря сил и чувств смятенье... -"Душа, ответствуй мне, реши мое сомненье:
          Не то ли - умирать?

    ... На этом текст обрывается



    Home | UK Shop Center |Contact | Buy Domain | Directory | Web Hosting | Resell Domains


    Copyleft 2005 ruslib.us