Митьки. Максим и Федор

Митьки. Максим и Федор

 
  • Митьки. Максим и Федор
  • МАКСИМ И ФЕДОР

  • "Все казалось ему странным в этом мире, созданном как буд- то для быстрой насмешливой игры. Но эта нарочитая игра затянулась надолго, на вечность, и смеяться уже никто не хочет, не может... Внутри бедных существ есть чувс- тво их другого, счастливого назначения, необходимого и непре- менного, - зачем же они так тя- готятся и ждут чего-то?"

          А.Платонов






          Часть первая


    МАКСИМ И ФЕДОР


          3



          М Ы С Л И
          афоризмы, максимы, федоры


          Один Максим отрицал величие философии марксизма. Одна- ко, когда его вызвали куда надо, отрицал там свое отрицание, убедившись тем самым в справедливости закона отрицания отри- цания.

          Максим презирал безграмотность и невысокие интеллекту- альные данные своего друга Федора и любил подчеркнуть, что они друг с другом - полная противоположность. Нередко на этой почве между ними разворачивалась ругань и даже драка. Как-то раз, крепко вломив Федору, Максим с удоволетворением отметил, что овладел законом единства и борьбы противополож- ностей.

          Знакомый Максима Петр (о нем подробнее речь впереди) с детства испытывал неодолимую тягу к самоубийству. Идя по мосту, он нередко не выдерживал искушения покончить счеты с жизнью - и бросался вниз... Остальную часть пути одумываю- щийся Петр преодолевал вплавь.
          Суицидальные настроения, обуревающие впечатлительного юношу, помогли ему приобрести отличную закалку и данные спортсмена-разрядника.
          Максим, комментируя это дело, с благодарностью отозвал- ся о законе перехода количества в качество, которым не стоит брезговать.

          Вскоре Максим с такой силой овладел философией марксиз- ма, что мог без труда изобретать новые непреложные законы развития человеческого общества. Так, глядя на своего друга Федора, да и просто так, допивая вторую бутылку портвейна, Максим часто говорил: "Одинаковое одинаковому - рознь!"

          У Максима было много сильных мыслей, даже трудно специ- ально выделить. Так, например, его часто посещала необыкно- венной силы мысль: "Где занять четвертной?"

          Случалось, что и Федор мог кое-чему научить Максима. Так, однажды Максим дал Федору почитать одну книгу (из тех, о которых лучше не разговаривать с малознакомыми людьми). Федор пришел на бульвар почитать, однако замечтался, попил пивка, да и не заметил, как посеял книгу.
          -- А где книга? - осведомился Максим вечером.
          -- Посеял, - отвечал Федор.
          Максим осыпал Федора бранью, однако последний, не спло- шав, спросил:
          -- А что, книга была хороша?
          Максим в ответ лишь заскрежетал зубами. Тогда Федор продекламировал строки Некрасова:
          Сейте разумное, доброе, вечное!
          Сейте - спасибо вам скажет сердечное
          Русский народ!
          Максим, не зная, как возразить, лишь скрежетал зубами.

          На алтарь мысли Максим мог положить все, даже предметы первой необходимости.
          Однажды он сказал:
          4



          -- Когда я думаю, что пиво состоит из атомов, мне не хочется его пить.

          Знакомый Максима Петр любил рассуждать в том смысле, что человеку все доступно и прочее.
          Максим хмуро прослушав эти рассуждения, подобно басно- писцу Эзопу, молвил: "Тогда выпей из дуршлага!" - и, хлопнув дверью, вышел.

          Заметив, что Максим пьет, не закусывая, Федор осведо- мился, не обВясняется ли это тем, что Максим вспомнил о мо- лекулярно-атомной структуре закуски.
          Максим гордо помотал головой и сказал: "Кто не работа- ет, тот не ест!"

          Вот какая реплика приписывается Максиму, хотя это не- достоверно.
          Федор с похмелья начинал нескончаемый рассказ про ис- чезнувших собутыльников, или про то время, когда он учился в школе, или про какие-то деревни. Федор рассказывал бессвяз- но, надолго замолкая, иногда минут на пять ограничиваясь од- ними междометиями или жестами.
          Петр, если не выходил сразу, то мучился, скучал, сло- нялся по комнате, перебивая Федора своими эскапистскими ро- мантическими байками.
          Максим, заметив неприязнь Петра к рассказам Федора, сказал: "Даже о литературном произведении нельзя судить по содержащимся в нем словам!"


    Home | UK Shop Center |Contact | Buy Domain | Directory | Web Hosting | Resell Domains


    Copyleft 2005 ruslib.us